Гармония отношений

Глухова Т

Глухова Т.С. Архитектура как вид эстетической деятельности и особый способ проектного мышления

Содержание

Место эстетического в культуре. 6

Архитектура и эстетика. 8

Список литературы. 15

В своей практически-чувственной деятельности, во взаимодействии с окружающим миром.- природой, искусственными предметными фор­мами, другими людьми, обществом в целом — человек вступает с ними в особые отношения, связанные с духовно-эмоциональным восприятием мира и вызывающие у человека чувство комфорта или дискомфорта, обычно выражаемое понятиями «красиво — некрасиво», «нравится -не нравится». Эти особые отношения получили название «эстетических», а то общее, что присуще всем предметам и явлениям как объектам эсте­тических отношений, получило отражение в предельно широком поня­тии «эстетическое».

Зародившиеся в глубокой древности и первоначально неразрывно слитые с материально-практической деятельностью человека, эстети­ческие отношения сформировали у него чувство прекрасного и приве­ли к зарождению специфической духовной потребности — эстетической потребности, т.е. потребности в прекрасном. Не ограничившись в удов­летворении этой потребности тем, что ему дано в готовом виде природой или было создано им для удовлетворения первичных материальных потребностей, человек стал «создавать» красоту, расширив тем самым область эстетического, а впоследствии дополнив ее и специфически эстетической формой деятельности — художественным творчеством, или искусством.

Эстетическая сущность любого предмета (явления) неотделима от его качественной определенности в ряду других предметов (явлений). Поэтому, чтобы уяснить эстетическую сущность архитектуры или ис­кусства, дизайна или науки, живописи или спорта, необходимо уяснить их «собственную сущность» и найти соответствующее ей место в огром­ном мире эстетической реальности.

Для того чтобы рассмотреть архитектуру как вид эстетики и эстетической деятельности необходимо дать определение эстетики.

Эстетика (от др.греч. — aijsqavnomai -чувствовать; aijsqhtikov -воспринимаемый чувствами) — наука о неутилитарном созерцательном или творческом отношении человека к действительности, изучающая специфический опыт ее освоения, в процессе (и в результате) которого человек ощущает, чувствует, переживает в состояниях духовно-чувственной эйфории, восторга, неописуемой радости, блаженства, катарсиса, экстаза, духовного наслаждения свою органическую причастность к Универсуму в единстве его духовно-материальных основ, свою сущностную нераздельность с ним, а часто и конкретнее — с его духовной Первопричиной, для верующих — с Богом.

Термин «эстетика» употребляется в современной научной литературе и в обиходе и в ином смысле — для обозначения эстетической составляющей культуры и ее эстетических компонентов. Главные категории эстетики: эстетическое, прекрасное, возвышенное, трагическое, комическое, безобразное, искусство.

В силу принципиальной ограниченности уровня формализации предмета эстетики и его многогранности, требующей от исследователя фундаментальных знаний практически в области истории искусства и всех гуманитарных наук, как минимум, и обостренного художественного чувства, эстетика до сих пор остается во всех отношениях наиболее сложной, трудоемкой, дискуссионной и наименее упорядоченной из всех гуманитарных дисциплин. Сегодня, как и в момент возникновения, в центре внимания эстетики стоят две главные супер-проблемы: эстетическое и искусство в его сущностных основаниях. Термины, их обозначающие, фактически — ее главные категории, метакатегории. Все остальные категории являются производными от них и имеют целью в той или иной мере конкретизировать отдельные аспекты и уровни главных категорий и феноменов, обозначаемых ими.

Место эстетического в культуре

В искусстве эстетическое сознание выражается в наиболее концентрированном виде, хотя при его создании художественность произведения далеко не всегда являлась главной целью его творцов или заказчиков. Тем не менее, именно благодаря ей (и за нее) ценилось произведение искусства, ибо только высоко художественные произведения объективно были в состоянии выполнить предназначенные им самой культурой (или выражающемся в ней и через нее Духом) функции, только они высоко оценивались (как правило, на основе интуитивных критериев) современниками и только они, в конце концов, вошли в сокровищницу человеческой культуры, являясь истинными художественно-эстетическими феноменами.

На развитие эстетической культуры влияют эстетические взгляды, представления, понятия, художественное творчество во всех его видах, материализация эстетического сознания через эстетику быта, спорта, и т.д.

Отсюда уже упомянутая двойственность эстетического восприятия архитектуры — каждодневное органичное и периодичное отстранение. Эстетика, подлинная красота, которой селянин учился у природы, свободно переходила в архитектурные формы, в предметы быта и прикладного искусства.

В наиболее полном законы эстетического освоения мира проявляются в искусстве, поэтому эстетику будем рассматривать как науку о законах и сущностей искусства. Основой искусства является художественная деятельность в общем и имеет философский статус. По отношению к культуре искусство является её самосознанием, а культура по отношению к искусству является её контекстом. У эстетики тесные связи с психологией: чувственное познание, чувственное восприятие, психология творчества и т.д. У неё тесные связи с социологией, анализ аудитории, с этикой и педагогикой — воспитательная функция.

Архитектура — пространственный вид искусства, целью которого является создание сооружений, отличающих утилитарным (практическим) и духовным потребностям людей (эстетические потребности).

Произведением искусства их можно назвать когда совпадает практическое и эстетическое начало.

Архитектура и эстетика

Термин «архитектура» обычно широко употребляется в двух основ­ных значениях: искусственно созданная (или организованная) мате­риально-пространственная среда жизнедеятельности человека и челове­ческая деятельность по созданию самой этой среды. Между средой и деятельностью по ее созданию существуют сложные причинно-следствен­ные связи. В ходе своей общественно-практической деятельности чело­век преобразует окружающий материальный мир — естественную (при­родную) среду своего обитания. В результате этого преобразования формируется искусственная среда. Как объективная реальность искусст­венная среда становится неотделимой частью естественного окружения и, тем самым, исходным пунктом, определяющим условием и объектом практической деятельности по преобразованию материального мира.

Игнорирование этих связей даже в самом определении архитектуры представляет это явление односторонним, лишает его целостности.

Однако нельзя ограничить содержание термина «архитектура» только деятельностью по созданию среды. Такое ограничение превращало бы эту деятельность в самоцель, лишало бы ее конкретного содержания. Не су­ществует особого вида операций, которые были бы присущи только архитектурной деятельности и отличали, выделяли ее среди других ана­логичных ей форм. Специфика архитектурной деятельности не в тех или иных операциях, а в объекте этих операций, т.е. архитектуре как осо­бым образом организованной материально-пространственной среде.

Видимая сложность идентификации понятия «архитектура» с одним из двух общепринятых значений употребления этого слова — среда и деятельность — свидетельствует о том, что оно характеризует какое-то третье явление, включающее в себя и среду, и деятельность, но не своди­мое ни к среде, ни к деятельности.

Производство есть единство целенаправленной деятельности (труда) с вещными эле­ментами этой деятельности — ее предметными формами (средствами) и результатами (продуктом). При рассмотрении архитектуры как об­щественного явления становится очевидной глубокая аналогия с произ­водством. Как и производство, архитектура есть единство энергетичес­ких (функциональных, деятельностных) элементов — архитектуры как деятельности — и вещных (предметных, телесных) элементов — архи­тектуры как среды, единство, реализованное в процессе.

Архитектура есть процесс взаимодействия человека с природой, в ходе которого деятельность человека (архитектурная деятельность) преобразует окружающую его естественную (природную) среду и по­требляет ее в виде искусственной (архитектурной) среды.

Архитектура как процесс. Архитектура зародилась и сформировалась как специфическое общественное явление и специфическая область общественно-человеческой практики в связи с особым характером взаи­модействия человека с окружающей его природной средой.

При всей сложности современной архитек­турной практики ее сущность остается неизменной — превращать «вещи в себе» — природный материальный мир — в «вещи для нас» — искус­ственную материальную среду. Иными словами, архитектура по своей сущности была и остается процессом познания и преобразования ма­териального мира.

Последовательность ступеней процесса архитектурного познания и преобразования материальной среды обществом в целом воспроизводит закономерный исторический путь познания человеком действительности. Вместе с тем эта последовательность характерна и для каждого единич­ного творческого акта «архитектурный замысел — проект — реализация проекта» по отношению к отдельно взятым зданиям, сооружениям, комплексам. Поэтому основные ступени архитектуры как процесса поз­нания можно рассмотреть на примере такого единичного творческого акта, условно представив себе при этом архитектора как единственного производителя и потребителя отдельного здания (сооружения).

Сформированный архитектурный замысел-гипотеза как результат абстрактного мышления делает возможным переход к третьей ступе­ни познания — практике.

Так же, как трудно указать границу между живым созерцанием и абстрактным мышлением, трудно точно указать и момент перехода от абстрактного мышления к практике. Разработка проектной документа­ции, хотя и является практической деятельностью и воплощает в себе определенную часть труда, в том числе физического, затраченного на создание того или иного произведения архитектуры, есть только форма абстрактного мышления. Архитектор В.И.Баженов считал началом прак­тики макет здания. Действительно, макет качественно отличается от чертежей своей трехмерной пространственной формой и веществен­ностью. Но макет отличается и от подлинного воплощения архитектур­ного замысла — размерами, невозможностью его функционального ис­пользования и т.д.

Чтобы почувствовать отсутствие четкой границы между абстрактным мышлением и практикой в архитектуре, достаточно представить себе следующую цепочку: архитектурный замысел (проект) — макет (изо­бразительный) — действующая уменьшенная модель (например, арочный мост Кулибина) — макет в натуральную величину (например, макеты квартир на выставке) — экспериментальный дом, квартал, район — мас­совое строительство, сложившийся город. Имея на одном конце цепочки проект (результат абстрактного мышления), а на другом — город (ре­зультат практики), можно условно выделить в качестве перехода к третьей ступени познания начало реализации архитектурного замысла в материалах, размерах и формах, соответствующих представлению о качественной определенности будущего здания (сооружения), т.е. на­чало строительства.

Завершающий этап процесса познания — практика архитектуры, представляющая собой материальное воплощение архитектурного замыс­ла в виде его физического осуществления и функционирования, служит критерием истинности архитектурного абстрактного мышления. Спецификой архитектурного процесса познания и преобразования мира является то, что результаты этого познания, воплощенные в зданиях и сооружениях, продолжают свое реальное бытие не только в случае истинности гипотезы, но и в случае ее частичной или полной ложности. В любом случае, подтверждается ли гипотеза или нет, практика наряду с чувственным созерцанием делает непрерывным процесс архитектуры.

Эстетика архитектуры — наука об эстетических отношениях человека к архитектурной среде, развивающаяся и углубляющаяся система знаний об эстетической реальности, эстетических отношениях и эстетическом сознании в их связи с архитектурой как процессом познания, преобра­зования и функционирования материальной среды жизнедеятельности человека. Являясь частью общей эстетики и одним из разделов теории архитектуры, эстетика архитектуры относится и к общей эстетике, и к теории архитектуры, как конкретно-научная дисциплина к общенауч­ной.

Как и любая другая наука, эстетика архитек­туры отражает закономерности предметов, свойств, отношений объек­тивного мира в системе понятий и категорий. Понятия и категории вы­ступают связующим звеном между эстетикой архитектуры как наукой и эстетикой архитектуры как объективной эстетической реальностью.

Понятия и категории эстетики архитектуры играют в эстетическом познании и преобразовании мира тройную роль. Во-первых, как все научные понятия, они выражают результаты познания объективной ре­альности и представляют собой ступеньки та­кого познания, узловые пункты в сети явлений природы, выявление которых позволяет человеку, выделяющему себя из природы, позна­вать ее и овладевать ею. Во-вторых, они служат инструмен­том эстетического формирования архитектурной среды, позволяя фор­мулировать цели и задачи эстетического творчества и оценивать его ре­зультаты. И, наконец, в-третьих, понятия и категории эстетики архитек­туры выступают формой мысленной или вербальной оценки архитектур­ной среды при ее восприятии.

Эстетика использует широкий набор категорий и понятий, как соб­ственных, так и привлеченных из других наук, из других областей зна­ния. В целом все понятия, используемые в эстетике вообще, в эстетике архитектуры в частности, можно условно разделить на четыре большие группы:

1. Внеэстетические понятия, включающие в себя:

а) понятия, содержание которых, хотя и может иметь отношение к области эстетических отношений, не сводится к этим отношениям, а связано с более широкой сферой человеческой практики и человечес­кого знания, например: форма, произведение и т.п.;

б) понятия, содержание которых в эстетических отношениях приобретает специфический характер, что требует оговорки в контексте или уточняющего определения «эстетический», например, творчество (эстетическое творчество), вкус (эстетический вкус), отношения (эстети­ческие отношения), оценка (эстетическая оценка) и т.п.;

в) понятия, содержание которых может быть не связано (и в основ­ном не связано) с эстетическими отношениями, но которые выражают такие отношения или оценки в определенном лексическом контексте, как, например: слова «сухость» и «геометричность» в суждении «зда­ние характеризуется сухостью и геометричностью форм».

2. Субэстетические понятия, т.е. понятия, характеризующие объективные явления, свойства или отношения материального мира, которые служат объектом эстетических отношений и эстетической оценки (например, пропорции, ритм, цвет и др.),

3. Надэстетические понятия, т.е. понятия, обозначающие явления, свойства или отношения общественного бытия и общественного созна­ния, которые служат основанием эстетической оценки (идеал, реализм, чувство и т.п.).

Собственно эстетические понятия, выработанные эстетической наукой и нередко заимствуемые из нее другими областями знаний (красота, возвышенное и др.). Для этой группы понятий эстетики архитек­туры (как, впрочем, и понятий любой другой области эстетических от­ношений) характерны:

слитность содержания этих понятий с самой сущностью явлений т.е. невозможность каким-либо образом выделить их содержание из объективного мира;

объектно-субъектность содержания, т.е. невозможность отнесения их содержания ни к свойствам или состояниям объекта эстетических отношений человека, ни к свойствам или состояниям самого человека как субъекта этих отношений;

связь содержания понятия с оценкой и возможность такой харак­теристики содержания этих понятий, которая включала бы в себя пред­ставление о мере (красивый — более красивый — менее красивый).

Применительно к архитектуре следует рассматривать пять основных категорий: эстетическое, гармония, красота, прекрас­ное и безобразное. Связанные с категориями и понятиями естественных наук (субэстетическими понятиями), общественных наук (надэстети-ческими понятиями), понятями архитектуроведения и, наконец, с кате­гориями и понятиями смежных с архитектурой областей эстетической (искусство, дизайн) и внеэстетической деятельности человека, эти пять категорий образуют с ними гибкую логико-понятийную систему, спо­собную с достаточной полнотой отразить эстетические отношения челове­ка к действительности в архитектуре.

Гармония и красота. Понятие «эстетическое» — это предельно широ­кая категория, которая в одинаковой степени относится и к явлениям объективного мира во всех его природных и искусственных формах, и ко всем формам отражения этого мира в сознании человека. Объеди­няя все эстетические понятия, эстетическое может рассматриваться как исходная эстетическая категория, или метакатегория, так или иначе тесно связанная с категорией «красота».

Красота, как и эстетическое, — объектно-субъектное отношение. В самом объекте эстетических отношений нет красоты. Вместе с тем, красота — не измышление субъекта эстетических отношений, не плод фантазии человека, произвольно приписывающего предмету красоту. Красота — отражение в сознании человека объективных форм, свойств, отношений. Иными словами, красота есть именно отношение, отношение между объектом и субъектом, при котором определенные объективные свойства предмета преобразуются в субъективные ощущения, становят­ся красотой для воспринимающего предмет человека.

Возникновение у человека чувства красоты предмета связано не с одним каким-либо из его физических или других объективных свойств, а с определенной совокупностью свойств, с какой-то улавливаемой ор­ганами чувств человека универсальной закономерностью, присущей всем предметам, воспринимаемым как красивые. Такой закономер­ностью является гармония предмета — «внутренняя, присущая вещам связь, взаимозависимость и единство расходящегося и противоборст­вующего — короче говоря, та самая изначальная всеобщая необходи­мость, под знаком которой осуществляется диалектика развития всего сущего».

В гармонии предмета можно выделить внутреннюю гармонию, или гармонию содержаниями внешнюю гармонию, или гармонию формы. В естественных (природных) предметах гармония формы более или менее однозначно соотносится с гармонией содержания. Эта однозначность яв­ляется необходимым условием существования предмета, а для органи­ческих форм материального мира — условием выживания вида (рода). В искусственных формах, особенно на уровне неорганической материи, между гармонией формы и гармонией содержания нет однозначного со­ответствия. Внутренняя гармония служит объективной основой гармо­нии формы, но форма в этих предметах обладает определенной самостоя­тельностью. Дисгармоничное содержание может быть облечено в гармо­ничную форму, хотя обратное соотношение представить себе трудно — дисгармоничная форма вряд ли может обеспечить гармонию содержания.

В качестве объекта эстетических отношений человека, объекта эстети­ческого восприятия и эстетической оценки предмета предстает своей формой, и гармония формы представляет не только саму себя, но и гар­монию предмета как такового. Чувственно воспринятая и осознанная человеком гармония предмета служит основанием для оценки его как красивого или некрасивого.

Красота архитектурной формы — это социальная, структурная, ве­щественная гармония целесообразной пространственной организации функциональных процессов жизнедеятельности человека (или их от­дельных этапов и элементов), чувственно воспринимаемая и осозна­ваемая человеком и особым образом воздействующая на его психику и эмоциональное состояние.

Понятие «эстетическое» зачастую принимается только в его поло­жительном значении: «эстетическое» отождествляется с прекрасным.

Между тем «безобразное» — такая же объективная форма эстетической реальности, как и «прекрасное». Понятийный аппарат эстетики не со­держит термина, который объединял бы понятия «прекрасное» и «без­образное». Нет объединяющего эти понятия слова и в обыденном языке. Понятием, обобщающим «прекрасное» и «безобразное», следует считать именно понятие «красота», рассматривая его как категорию столь же широкую и универсальную, как и «эстетическое».

Прекрасное и безобразное — противоположные понятия эстетики. Однако понятия эти не являются конверсиями, т.е. «не-прекрасное» не означает «безобразное», а «не-безобразное» не означает «прекрасное». Быть менее прекрасным не значит быть более безобразным. Прекрасное и без­образное — противоположности внутри одной и той же сущности, проти­воположности красоты. Только в пределах этой сущности они противо­стоят друг другу. Плохое здание, невыразительные жилые районы — не безобраз­ны, а безобразны, неэстетичны, т.е., хотя и служат объектом эстетичес­кой оценки, не обладают эстетической ценностью.

Исследование проблем эстетики архитектуры неизбежно связы­вается с сопоставлением архитектуры и искусства. Это обусловлено дву­мя обстоятельствами. Во-первых, архитектура долгое время не толь­ко в обыденном, но и в научном сознании не отделялась от искусства, и если не отождествлялась с ним, то, по крайней мере, соотносилась с ним, как вид соотносится с родом. Поэтому все понятия и катего­рии искусства в определенной мере приписывались, а иногда и навя­зывались архитектуре. Во-вторых, эстетика как наука долгое время принималась как теория искусства. Поэтому все понятия и категории эстетики применительно к архитектуре приобретали также искусство­ведческий характер.

Архитектурная деятельность — особая, отличная от художествен­ной форма человеческой деятельности, а произведения архитектуры представляют собой не духовную, а материальную ценность. Но это не снижает эстетические возможности архитектурной деятельности, не делает ее эстетической деятельностью «второго сорта». Наоборот, насколько сама область эстетического шире области художественно­го, насколько эстетические отношения человека в жизни шире и глуб­же этих отношений в искусстве, настолько эстетические возможности архитектуры потенциально шире возможностей искусства.

Утверждая архитектуру как эстетическую деятельность, обладаю­щую огромной силой воздействия на широкие массы, необходимо ориентировать развитие строительства не назад — к архитектуре как искусству, а вперед — к архитектуре как архитектуре. Только обре­тая и осознавая собственную сущность, архитектура может идти в но­гу со временем, способствуя совершенствованию отношений, идеалов, образа жиз­ни. И, как это ни парадоксально, лишение архитектуры ее мифическо­го художественного ореола, отдаление архитектурных форм от про­изведений искусства, осознание эстетики архитектуры как эстетики реальной жизни объективно ведут к расцвету архитектуры как вы­сокого искусства подлинно человеческого преобразования материаль­ного мира, искусства гармонизации самой человеческой жизни.

1. Бычков В.В. Эстетика. М., Гардарики, 2002. С. 556.

2. Бычков В.В. Эстетическое в системе культуры.: Мир культуры // Труды Государственной академии славянской культуры. Вып. II. М., 2000. С. 92 — 106.

3. Мардер А.П. Эстетика архитектуры: теоретич. проблемы арх. творчества. — М., Стройиздат, 1988. — 213 с., ил.
4. Мартынов Ф.Т. Философия, эстетика, архитектура: Учеб. Пособие. — Екатеринбург: Архитектон, 1998. — 534 с.

Источник:
Глухова Т
Глухова Т.С. Архитектура как вид эстетической деятельности и особый способ проектного мышления Содержание Место эстетического в культуре. 6 Архитектура и эстетика. 8 Список литературы.
http://www.taby27.ru/studentam_aspirantam/magistrant_arch/gluxova-t.s.-arxitektura-kak-vid-esteticheskoj-deyatelnosti-i-osobyj-sposob-proektnogo-myshleniya.html

Типы духовных ценностей

Мировоззренческо-философские (смысложизненные ценности). Это ценности, выражающие предельные основания человеческого бытия, соотносящие человека с миром. Это принципы, идеалы, основные жизненные ориентиры, специфические для каждого человека и для каждого исторического типа культуры.

Ключевые мировоззренческие понятия – жизнь и смерть. Воплощенные в противостояниях войны и мира, Ада и Рая.

Кроме того, жизнь и смерть связаны с соотнесение человека и времени: вечность и время, прошлое, настоящее и будущее, прошлое и судьба, память – вот те мировоззренческие ценности, которые требуют осмысления и самоопределения по отношению к ним.

Мировоззренческие ценности также соотносят человека с космосом и природой в целом, с пространством и временем как измерениями бытия. Эта группа ценностей формирует присущее каждой культуре, специфическое для нее представление о картине мира. Представления о космосе, Земле, пространстве, времени, движении.

Мировоззренческие ценности определяют отношение к человеку, представление о его месте в мире. В этот ряд ценностей входят гуманизм, индивидуальность, творчество, свобода. Они лежат на границе с ценностями нравственными.

Нравственные ценности. Регулируют отношения между людьми с позиции противостояния должного и сущего. Они связаны с утверждением достаточно жестких неписаных законов – принципов, предписаний, запретов и норм. Эти ценности являются предметом изучения этики.

Основные категории морали – добро и зло. Представление о добре и зле определяют трактовку таких нравственных ценностей, как человечность, милосердие, справедливость, достоинство. Это как бы глобальный уровень морали, на котором человек ощущает себя частью всего человечества. «Золотое правило нравственности», имеет множество формулировок, по сути его можно свести к «категорическому императиву» (непреложному нравственному закону) И. Канта: «Поступай (не поступай) по отношению к другому так, как ты хотел бы, чтобы поступали (не поступали) по отношению к тебе».

Кроме того, мораль регулирует отношения между группами, сообществами людей. Здесь речь идет о таких нравственных ценностях, как верность, честь, ответственность, долг, патриотизм, коллективизм, трудолюбие, добросовестность. То есть умения соотнести общие интересы и свои личные потребности.

Сфера частной жизни – дружба, любовь, такт, вежливость.

Эстетическая ценность воплощает идеальные представления о должном, о совершенстве, о целостности и целесообразности. Прекрасное, возвышенное, трагическое и комическое основные эстетические ценности.

Кроме того, стоит упомянуть еще о двух типах духовных ценностей. Именно они и осуществляют реально синтез, соединение ценностей мировоззренческих, нравственных, эстетических. В первую очередь это ценности религиозные, а также ценности художественные.

Материя и дух в культуре оказываются не просто связанными, они взаимопроникают в друг друга, они едины и разорвать их невозможно. Пересечение материальной и духовной культур в политической, экономической, экологической, эстетической культурах.

Источник:
Типы духовных ценностей
Материя и дух в культуре оказываются не просто связанными, они взаимопроникают в друг друга, они едины и разорвать их невозможно
http://kulturoznanie.ru/?work=dop_type_duh_cennostei

COMMENTS