Как правильно выстраивать отношения

Как правильно выстраивать деловые отношения

Деловые отношения — это прежде всего, деловой этикет, который строится на уважении своего собеседника. Этика и психология делового общения строятся на законах управления и законах построения делового мира. Психология деловых отношений поможет правильно и объективно выстроить отношения делового характера, что в конечном итоге поможет выстроить бизнес-коммуникации и добиться своего решения вопроса. Психология и этика деловх отношений относится к тонкой психологии и здесь важно иметь знания и практический опыт делового общения. В этом может помочь монография «Психология делового общения» автор Бороздина.

Важную роль в деловом общении выполняет язык невербального поведения, который ощущается на тонком уровне подсознания. При этом особое внимание следует обращать на манеру, позы, мимику собеседника. Всегда настраивает на общение доброжелательность, открытость — все это можно продемонстрировать улыбкой, небольшим наклоном головы в сторону собеседника.

Вот несколько правил для успешного делового общения.

— Не начинайте разговор, если ваш собеседник занят чем-то важным для него.

— В начале разговора лучше всего употреблять слова, которые имеют отношение к собеседнику, а не к своей персоне: избегайте местоимение «Я».

— Не стоит говорить слишком быстро, и много слов. Но и слишком медленная речь нежелательна — она вызывает раздражение. Можно уместно использовать шутки.

— Сделайте психологический комплимент собеседнику, указав на его положительное качество, даже если он им не обладает.

— При построении фраз используйте простые конструкции и понятные слова.

— Обращайтесь к собеседнику по его имени и отчеству, причем, без ошибок. Никто не любит, если его имя употребляют с ошибкой или называют совсем другим именем.

И самое главное правило — слушайте своего собеседника.

Источник:
Как правильно выстраивать деловые отношения
Деловые отношения — это прежде всего, деловой этикет, который строится на уважении своего собеседника. Этика и психология делового общения строятся на законах управления и законах построения делового мира.
http://www.tarotaro.ru/portal/article/kak-pravilno-vystraivat-delovye-otnosheniya

Как правильно выстраивать отношения

«Я бы не допускал никого к управлению государственными деньгами, кто не инвестировал собственные деньги», – говорит Алексей Чекунков. У него он есть: работа в ряде инвесткомпаний, в РФПИ. Судьбоносным оказалось знакомство с полпредом по Дальнему Востоку Юрием Трутневым. Теперь в управлении – фонд в 15 млрд руб., которые он обещает инвестировать на благо Дальнего Востока до конца 2016 г. «Но кто эту тысячу предприятий лучше сделает – десять госкорпораций или тысяча предпринимателей? – задается вопросом Чекунков. – У нас есть люди, которые создали крупные бизнесы, нажили имущество, им есть что терять, они знают свои рынки и готовы рискнуть всем, что имеют, создавая новый бизнес на Дальнем Востоке, если государство пойдет им навстречу». Стоит лишь убрать излишнее административное давление, гарантировать льготное финансирование, и мы увидим эффект, сравнимый с походом Ермака, говорит Чекунков.

– Вы родились в Минске, выросли в Париже, кто или что привело вас на Дальний Восток?

Покинув фонд, создал инвесткомпанию PAMIR (Pacific Asia, Mideast, India, Russia), она стала специализироваться на привлечении капитала из Азии. Уже в 2013 г. поступило предложение поработать с Юрием Петровичем Трутневым. А я всегда мечтал поработать с ним. Преклоняюсь перед ним как перед бойцом. Когда-то в юности я занимался карате, даже был чемпионом Минска в далеком 1994-м. Меня впечатлило то, что у нас такой успешный представитель спорта (Трутнев – президент Ассоциации киокусинкай России, обладает пятым даном киокусинкай. – «Ведомости») одновременно является важным государственным деятелем. Даже за пятьдесят он в прекрасной спортивной форме.

– Чем закончилось знакомство?

– С середины 2013 г. помогал выстраивать основные механизмы и подходы, которые легли в основу созданной сейчас государственной системы управления развитием Дальнего Востока. Ну да, на слух немного тяжеловесное название. Но ее суть – как минимумом затрат достичь максимального результата в развитии региона.

– Мы отдаем себе отчет, что цель – не достичь насыщенности, например, железных дорог до плотности европейской части. Нужно найти точки роста и преодолеть накопившиеся сложности – такие как сложное демографическое положение. В регионе шел отток населения, пусть и притормозившийся сейчас. Но в целом разница с СССР достигает до 20% в регионах края. И уезжает экономически активное молодое население, что усиливает спад.

Вся система, что выстраивалась с осени 2013 г., уже сейчас показывает свою работоспособность. Нужно помнить, что Юрий Петрович и Александр Сергеевич [Галушка, министр по развитию Дальнего Востока] заступали на посты в прямом смысле слова в наводнение. Худшие дни тогда происходили в крае. И получилось так, что вся работа – по законодательству, созданию правил работы, подбору команд, отбору территорий опережающего развития, проектов – пришлась на прошлый год, а плоды стала давать уже в этом. По моему опыту работы с государственными структурами, результаты достигаются максимально быстро. И в первую очередь благодаря напористости Юрия Петровича. У него особый характер, он своей позиции никогда не меняет. Если он встал на какой-то курс, то идет им, невзирая на препятствия и возражения. Это, наверное, единственный возможный работающий подход на Дальнем Востоке.

– Вы тоже занимаетесь карате?

– Занимался в юности карате в Минске и Париже, учился в МГИМО, дедушка был представителем в ЮНЕСКО. Я советский дипребенок. Просто МГИМО в советское время – это был один из способов знать иностранный язык. Но вообще, я с уважением отношусь к династическим занятиям. Ты с детства живешь в определенной атмосфере, впитываешь ее, начинаешь об этом много думать и по-другому воспринимаешь. Ты не учебник читаешь по экономике, а через себя пропускаешь, как это происходит в жизни. И хорошо, когда профессия совпадает со знаниями и хобби из детства.

– Увлечение Востоком в МГИМО появилось?

– Это еще более давняя история. Когда я родился, папа улетел бортпереводчиком во Вьетнам. Их даже сбивали на Ан-12, у него награда от Хо Ши Мина. Когда он в 90-е вернулся послом Белоруссии во Вьетнам, там было два посла с орденами за боевые действия во Вьетнаме. Он и американский. И хотя сам я попал в Сайгон лишь в 1995-м, весь дух Азии, легенды окружали с самого детства.

Территория неосвоенная, громадная, да, но очень близка к рынкам с бесконечным потенциалом потребления. Тот же рынок Китая по спросу перегнал американский. Тем более в той продукции, низких переделов, которую мы пока поставляем. Бог буквально дал нам спарринг-партнера, который может подтянуть нас до своего уровня.

Китай очень макровзглядом смотрит на экономику. Создавая ту или иную отрасль, например сталелитейную, они сознательно с избытком ставят современные мощности, сразу строя до 20% от мировых объемов отрасли, субсидируют электроэнергию или уголь. И эти верхние 20% по цене просто выдавливают нижних игроков с самыми высокими ценами, менее конкурентоспособных. В Америке угольщики все обанкротились. Страны просто теряют целые отрасли. Ровно так же было с солнечными батареями, где еще в 1990-х основными игроками были Япония, США и Германия. Китай поглотил весь рынок, сам защищенный огромным внутренним спросом и субсидиями.

И бороться с этим можно только аналогичным макроподходом, мы не можем себе позволить сидеть в низкоконкурентных по природно-географическим причинам нишах – там кислород скоро закончится.

– Обратный отсчет пошел, нам нужно расшивать внутреннюю неконкурентоспособность, толкать передел, субсидировать перевозку и коммуникации. Использовать не столько уникально-инновационные, сколько самые современные технологии, уже успешно где-то внедренные.

– Почему не инновационные?

– Как вы сейчас оцениваете экономическое развитие региона, отношения бизнеса и власти? Как в целом обстоят дела на Дальнем Востоке?

– Низкая плотность населения, удаленность от федерального центра, близость экономических супердвигателей через границу – условия, которые создают на Дальнем Востоке России особую атмосферу для бизнеса, если хотите, с пониженным коэффициентом трения. Там все возможно быстрее и лучше – по крайней мере, на это нацелены усилия всей нашей команды во главе с Юрием Петровичем Трутневым. Потенциал для создания новых предприятий в регионе очень велик – благодаря изобилию природных ресурсов и географической близости с громадными рынками АТР. Поэтому первые успехи новых инвестпроектов – в ТОРах, в свободном порту Владивосток, вообще на территории – должны вызвать лавинообразный эффект. На Дальний Восток придут очень большие инвестиции.

– Что происходит с проектами крупных компаний на Дальнем Востоке сейчас? Развиваются ли они или притормозили вслед за спадом в экономике?

– Ручное управление на Дальнем Востоке – это нормально? Какие реформы, вы считаете, необходимо еще провести, чтобы бизнес начал вкладывать?

– На Дальнем Востоке как раз реализуется модель не ручного управления, а создания целой системы – ТОРов, свободного порта, институтов развития – которая образует благоприятную среду для бизнеса, и эта экосистема сама должна начать бурно развиваться. Создано девять ТОРов, когда каждый из них получит по несколько проектов, – это уже десятки новых предприятий, каждое из которых начнет обрастать смежниками.

– РФПИ жалуется, что деньги есть, а вкладывать не во что. Видите ли вы такую проблему перед собой?

– РФПИ нацелен на получение прибыли, причем в твердой валюте, исходя из механизма соинвестирования с международными инвесторами. С учетом волатильности на рынках очевидно, что прибыльных проектов, не разобранных частным капиталом (которого под контролем россиян все же еще не так мало), почти не осталось. Перед Фондом развития Дальнего Востока стоит вызов иного характера. На Дальнем Востоке мало готовых, хорошо структурированных проектов. Чаще это инвестиционные затеи с фундаментально интересными возможностями. Именно поэтому в регионе так важна роль института развития, который готов пройти тяжелую первую милю, взять на себя первые расходы, потратить деньги на подготовку, структурирование проектов. Новые правила работы фонда позволили нам взять на себя эту функцию в некоторых проектах.

– Изначально во всяких концепциях по развитию Дальнего Востока была цель – привлечь китайские деньги. А сейчас вы видите инвесторов из Китая?

– А как с вопросом коррупции на Дальнем Востоке, насколько сильно влияет данный фактор на успешность проектов в регионе?

– Вопрос о том, как побороть коррупцию, был одним из первых, который задал мне Юрий Петрович Трутнев во время нашего с ним знакомства. Я на него так ответил: надо платить достойную зарплату и строго наказывать за воровство. Данную проблему на Дальнем Востоке федеральная власть активно решает. Ряд последних громких уголовных дел против региональных руководителей – яркое тому подтверждение.

– Уже можно сказать, что Россия выступает в роли младшей сестры?

– Нет, и в Китае мы еще видим последнее поколение лидеров, которые воспитаны на общих идеалах коммунизма. И когда в обществе старшего поколения поднимаешь тост за общие ценности, комсомол, они вспоминают, что с ними сидят люди из нации учителей. Но уже с сорокалетними это не проходит: они решат, что вы индоктринированный.

И у нас сейчас есть последний шанс на прорыв: нынешние поколения лидеров России и Китая пока имеют одну общность, сентиментальную связь. Новое поколение китайцев уже опирается на другие ценности, стремится к заработкам любой ценой, с пренебрежением к экологии, рыночным правилам, интеллектуальной собственности, гражданскому обществу. Пока это большая необузданная сила экономического рационализма. Но и мы не младшая сестра.

– Упомянутые несколько тысяч – по масштабу даже не Столыпин с хуторами, а какой-то Ермак с инновационными острогами на солнечных батареях, генерирующих продукт с высокой добавленной стоимостью.

– Вы верите, что люди поедут на Дальний Восток?

– Почему до сих пор это осуществить не удалось?

– Потому что раньше пришли люди, которые сказали, что это огромная территория и на нее нужны огромные триллионы рублей, что четыре должен дать федеральный бюджет, три – региональный. И там наступит счастье.

– Это чтобы равномерно покрыть территорию купюрами?

– В несколько слоев. И на этом фоне создавали фонд, который так мощно привязали, в несколько слоев контроля, чтобы с этими триллионами не унесло ветром. Поскольку фонд не планировал оперировать триллионами, правила были сформулированы таким образом, что фонд не мог практически вкладывать, копейки даже выделить нельзя было на офис, зарплаты. Фонд просто был как ненужный придаток. Эту проблему мы уже решили, установили новые правила возвратности средств, инвестиций. И даже получили одобрение правительственной комиссии по Дальнему Востоку на первые инвестиции.

И если мы хотим что-то получить, мы должны не дополнительные правила создавать, а новые условия, чтобы люди хотели заниматься там бизнесом.

Хотя, конечно, не сразу каждый якутский улус получит инновационного предпринимателя, который создаст миллиардное предприятие. Но, создавая условия развития, доступ к более дешевым, чем банковские кредиты, деньгам, мы даем шанс на его появление. Кредит – это доверие. Современная экономика строится на доверии, на ожидании от будущего, в отличие от первобытной, где что убил, то и съел, тем и живешь на свои возможности. Государство должно выдать тем тысячам предпринимателей кредит доверия, дать шанс трудиться для развития экономики, а не гоняться за мамонтами.

– Просьба конкретизировать проблемы и персоналии, так долго не дававшие фонду заработать. Почему не работал? Почему меняли руководство?

– Чувствуете разницу между ролью государственного распорядителя капитала и частного инвестора?

– Надо жить так, как если бы ты каждое утро читал о своих шагах на первой странице «Ведомостей». Надо не делать шагов, за которые бы пришлось нервничать. И я бы не допускал никого к управлению государственными деньгами, кто не инвестировал собственные деньги. Обязательно, чтобы у кандидата был опыт и инвестиций, скажем так, средств требовательных инвесторов, и собственные «бизнес-шрамы», ибо только на ошибках учатся. Хотя здесь у нас как у структуры с госучастием есть свои преимущества. У нас три стейкхолдера, которые оценивают проекты: правительство, ВЭБ, совет из 11 директоров фонда. У нас хорошая отраслевая команда, много людей с Дальнего Востока, и это не инвестбанкиры, что сделку сделал – бонус получил, если не пошло, значит, рынок плохой.

– В чем отличия частной системы и государственной системы инвестиций? По происхождению решений, лоббизму, компетентности?

– Насколько сложно работать с правительством?

– Правительство состоит из разных людей. С такими людьми, как Юрий Петрович Трутнев и Александр Сергеевич Галушка, не сложно, а увлекательно работать. К сожалению, конечно, есть и те, кому очевидные вещи приходится доказывать, и не всегда удается.

– Какие перспективы у государственно-частного партнерства (ГЧП) на Дальнем Востоке у концессий?

– ГЧП, и в частности концессии, – это в существующей экономической ситуации практически единственный механизм, когда возможно создание новых объектов инфраструктуры для государственной собственности без разрыва бюджетной системы. Но этим механизмом важно ответственно пользоваться. Ключевые элементы успеха – грамотные инициаторы проектов, а также капитал от долгосрочных инвесторов, таких как пенсионные фонды и страховые компании. Фонд развития Дальнего Востока уделяет огромное внимание проектам ГЧП, один из первых трех одобренных проектов фонда касается создания современной инфраструктуры обращения с коммунальными отходами как раз по концессионной модели, в работе находится еще несколько проектов ГЧП.

– Как выбираются проекты для оценки стейкхолдерами?

– Есть разные проекты и разные уровни риска. Наш капитал пока консервативный, мы выбираем проекты при максимально возможной защите средств фонда. При этом есть секторы, где априори необходимо идти на более высокий риск, своего рода венчур. Например, любые ресурсные проекты, которые необходимо толкать от стадии геологоразведки в стадию добычи и переработки. Там много внешних факторов, которые создают большую волатильность. Как пример – трагедия в Фукусиме, которая подкосила рынок урана. И мы просто не можем себе позволить вкладывать в венчурные проекты, где есть большой риск. Для фондирования таких проектов нужен фондовый рынок, рынок венчурных инвестиций.

Сейчас заставляют волноваться три фактора: новая норма потребления Китаем ресурсов, на которое весь мир уже ориентировался и планировал мощности, те же металлы и углеводороды; уровень производства и потребления углеводородов в США с учетом новых энергоэффективных технологий, а также возвращение на мировой рынок углеводородов Ирана. Все это может надолго снизить уровень потребления, а также цены на углеводороды, продукты нефтехимии, установить низкие цены на металлы. И тогда нам нужно понимать, чем мы будем занимать 6 млн людей, проживающих на Дальнем Востоке.

– Новая энергетическая революция может как-то влиять на создание или поддержку каких-то конкретных отраслей, кроме нефтегазового передела, за Уралом?

– У нас возможно создать территорию смысла?

– Последняя одобренная президентом идея – свободный порт Владивосток. Это же одобренная идея свободы предпринимательства, свободы от регулирования, отсутствия излишней налоговой нагрузки и даже впервые в России свободного пребывания для иностранцев на восемь дней. Важна тенденция, и если мы говорим, что у нас на Востоке будет другое общество, если хотим, чтобы ветер свободы предпринимательства подул с Востока, мы должны дать ему возможность развивать смыслы. Те же ТОРы. Предприниматели, приходя в ТОРы, получают не только минимальные налоги, отсутствие внеплановых проверок, но и внимание, в хорошем смысле слова, со стороны власти. Может быть, мы наконец в таких теплицах начнем растить новые бизнесы с уже состоявшимися предпринимателями.

– Расскажите подробнее про свободный порт.

– Кто приходит на удобренную территорию?

– Насколько страхование увеличит стоимость кредита?

– Стоило бы субсидировать стоимость денег. Вспомните ту тысячу предприятий, по миллиарду. Им нужен триллион. А что если его выдать не госкорпорациям, а пустить на субсидирование или на процентную ставку по кредитам для людей, которые умеют строить свои заводы, обрабатывать по 50 000 гектаров, добиваться результатов. Как считаете – у кого получится лучше результат? И вот это и есть новый поход Ермака, тысяча предпринимателей при поддержке государства. Главное – отфильтровать эту тысячу правильно.

– И кто из нас либерал?

– Есть социализм с китайскими чертами, а у нас либеральный патернализм.

– Не патернализм с капиталистическим лицом?

– У вас в целом издание такое, пора уже писать о чем-то хорошем. Не только кто виноват, но и что делать.

– К вопросу, что делать. Насколько тяжело было толкать идею ТОРов и свободного порта Владивосток?

– Это нелегкая задача, и если кто-то мог ее сделать – то это команда Юрия Петровича и Александра Сергеевича. Скорость принятия решений благодаря поддержке президента феноменальная. Главное сейчас – запустить все проекты и дать им время добиться результата. У нас же часто принято желать мгновенных результатов. Фактически работа только начата, но уже дергают: где миллиарды инвестиций в ТОРы? В Китае все экономические реформы начинали с одного заводика по утилизации судов в деревне Шэньчжэнь. Создали вокруг него зону свободного рынка. Через 35 лет – крупнейшая экономика в мире. Азиаты долго раскачиваются, у них действительно макровзгляд, они не торопятся. Чтобы убедить их в серьезности намерений, чтобы привлечь институциональный капитал, который инвестируется на 20–30 лет, нужно время.

Источник:
Как правильно выстраивать отношения
Как правильно выстраивать отношения с восточными соседями и распорядиться рисковыми активами и дальневосточной землей, рассказывает Алексей Чекунков
http://www.vedomosti.ru/economics/characters/2015/09/01/606987-u-nas-seichas-est-poslednii-shans-na-proriv

Как правильно выстраивать отношения с арендаторами сегодня?

Как правильно выстраивать отношения с арендаторами сегодня?

Игорь Дмитриев, директор агентства коммерческой недвижимости «Дмитриев и партнеры»

Игорь Дмитриев, директор агентства коммерческой недвижимости «Дмитриев и партнеры»

Стратегия выстраивания грамотных отношений с арендатором волнует сегодня всех владельцев бизнеса. Универсальный совет дать сложно — значение имеет ВСЕ, что составляет эти отношения. Определяющей чаще всего является экономика, следовательно, чем устойчивее и успешнее арендатор, тем выгоднее арендодателю.

Остановлюсь на наиболее активном сегменте рынка – торговых помещениях. Более-менее успешный ТЦ (имеющий лист ожидания, заполнение 90 и более процентов) может позволить себе меньшую гибкость и уступчивость, а неуспешный либо остается таковым, либо пытается создать конкуренцию более привлекательными ценовыми условиями и меньшими требованиями к арендатору. Чем жертвовать в данном случае, он решает в индивидуальном порядке.

Вновь открываемые ТЦ – самый рискованный проект. Как правило (или чаще всего), привлечением арендаторов занимается назначенный сотрудник с минимальным опытом либо вовсе его не имеющий. Здесь простор его фантазий и экспериментов весьма широк. Так, возвращаясь к теме вопроса, отношения в таких случаях выстраиваются спонтанно, по принципу обратились-согласились.

Стоит ли заключать долгосрочные договорные отношения?

Если мы слышим вопрос в контексте кризиса, то здесь принципиально ничего не изменилось.

Для себя мы относим этот вопрос к этапу преддоговорной работы и настаиваем на его важности, на что хочу обратить внимание наших читателей.

Аренда земельного участка, безусловно, по возможности должна носить долгосрочный характер, вне зависимости от концепции, назначения или формата объекта. Это залог стабильности бизнеса, который ведет арендатор, инвестор или девелопер.

В аренде торговых помещений определяющую роль играет формат: в случае с небольшими помещениями заключать договорные отношения — скорее нет, с крупными, требующими больших вложений, — предпочтительно или чаще обязательно. Иначе как еще может быть защищен долгосрочный проект с серьезными капиталовложениями, которые могут составлять десятки-сотни миллионов рублей? Взять, к примеру, магазин, торгующий меховыми изделиями, площадью от 2 тыс. кв. м. и больше, или гипермаркет строительных материалов, где только подготовка торгового пространства и вспомогательных площадей, товарное заполнение и подготовка к открытию могут занимать весьма значительное время.

В отношении офисных помещений так же имеют значение масштаб сделки, размер первоначальных вложений, политика компании. И тогда только долгосрочный договор, а не его суррогаты, может стать гарантом стабильности обеих сторон. Разумеется, здесь мы имеем в виду не формальный, а паритетный, партнерский договор.

На какие условия арендаторов стоит соглашаться?

В нашей практике, независимо от типа арендатора, чаще всего условия, которые в последнее время выдвигают большинство арендаторов, как правило, типичны:

— срок, за который другая сторона обязана уведомить о расторжении договора аренды в одностороннем несудебном порядке, если иное не предусмотрено договором;

— исключение или значительное уменьшения штрафных санкций;

— уменьшение, рассрочка или исключение обеспечительного депозита;

— участие собственника в затратах, связанных с подготовкой помещения для арендатора.

Договорная часть отношений весьма сложна и неоднородна, здесь правильнее будет рассматривать конкретный сценарий или практическую ситуацию.

Источник:
Как правильно выстраивать отношения с арендаторами сегодня?
Как правильно выстраивать отношения с арендаторами сегодня? Игорь Дмитриев, директор агентства коммерческой недвижимости «Дмитриев и партнеры» Игорь Дмитриев, директор агентства коммерческой
http://www.cre.ru/rus/analytics/78/1/39652/

Как правильно выстраивать отношения с бывшим мужем?

Как правильно выстраивать отношения с бывшим мужем?

Вступая в брак, мы, конечно же, верим, что это навсегда, и любовь будет длиться вечно. И просто замечательно, если наши мечты и планы становятся реальностью. Однако непреклонная статистика такова, что на каждые 10 браков в нашей стране приходится около 5 разводов, а это просто огромный процент. Причин этому может быть множество. Разбирать их сейчас мы не намерены. Предлагаем поговорить о другом.

Если вы пришли к выводу, что брак ваш уже не спасти, и разрыв неизбежен, как разойтись цивилизованно и сохранить после развода добрые приятельские отношения? Как сделать так, чтобы взаимные обиды и обвинения не превратились в норму вашего дальнейшего общения? Особенно актуальны эти вопросы для бывших супругов, которые имеют совместных детей, ведь малыши тяжелее всего переживают развод.

Время лечит

Развод – это огромный стресс для обеих сторон вне зависимости от того, кто стал его инициатором. Каждому из бывших супругов требуется время для того, чтобы остыть, разобраться в себе, определиться со своей дальнейшей жизнью. Дайте друг другу это время, не стоит «с пылу, с жару» пускаться в выяснение отношений, поиск виновных, разбор полетов и принимать ответственные решения. Лучше сделать паузу, не видится какое-то время (для каждого необходимый срок разлуки индивидуален, но чаще всего он длится не менее двух-трех месяцев), а потом встретиться и с холодным сердцем и трезвым умом в спокойной беседе расставить все точки над i, определив дальнейший свои взаимоотношения.

Договариваться о встрече стоит лишь в тот момент, когда вы почувствуете, что ненависть к вашему «обидчику» улеглась, и вам вовсе не хочется ему жестоко мстить, ругаться, выцарапывать глаза ему и его новой пассии, если таковая имеется.

Папа бывшим быть не может

Второе правило, оно же основное: никогда не пытайтесь настроить ваших детей против отца или ограничивать их общение с ним. Для детей ваше расставание и так тяжелая пытка, ведь ваш бывший муж, какую бы боль он ни причинил лично вам, навсегда останется их любимым папой.

Психологи всего мира утверждают, что каждому ребенку для его нормального развития и комфортного состояния, будь то мальчик или девочка, требуется не только материнское, но и отцовское общение. Поэтому убедительная к вам просьба всячески способствовать тому, чтобы родственная нить, связывающая вашего бывшего мужа с детьми, ни в коем случае не оборвалась. Ни при каких обстоятельствах не высказывайтесь резко или осуждающе в адрес мужа в присутствии ребенка. Пусть для него он навсегда останется хорошим человеком и примером для подражания.

Дважды в одну реку не войти

Одним из важных моментов для успешного построения дружеских отношений с экс-супругом является избавление от иллюзий и надежд вернуть былые взаимоотношения. Не стоит относиться к вашим встречам, как к шансу возродить любовный пыл, и уж точно не следует давать своему благоверному повод надеяться на неоднократный, так называемый «прощальный секс» в память о былой любви. Ничего хорошего из этого не выйдет. Только приведет к болезненным воспоминаниям и терзаниям души.

Если уж вы считаете себя достаточно зрелой личностью для того, чтобы стать с бывшим мужем настоящими друзьями, то встречаясь, не предавайтесь приятным воспоминаниям о ваших совместных поездках, первых свиданиях, приятных сюрпризах, которые делал вам ваш суженый в пору влюбленности и ухаживаний. Также лучше пресекать и его попытки заняться тем же. Лучше говорить друг с другом о будущем детей или обсуждать насущные проблемы, связанные с работой.

Кроме того, не стоит думать, что, расставшись с мужем, вам автоматически придется прекратить общение с его родными и близкими друзьями, ставшими за годы совместной жизни дорогими людьми и для вас. Вы вполне можете созваниваться и встречаться не только с его товарищами, но и с его мамой, при условии, что это стремление взаимно.

И главное помните – разводом жизнь не заканчивается. Найдите в себе силы простить, отпустить обиды и двигаться дальше.

Источник:
Как правильно выстраивать отношения с бывшим мужем?
Вступая в брак, мы, конечно же, верим, что это навсегда, и любовь будет длиться вечно. И просто замечательно, если наши мечты и планы становятся реальностью.
http://lasola.ru/relationships/kak-pravilno-vystraivat-otnosheniya-s-byvshim-muzhem.html

COMMENTS