Невроз навязчивых состояний

Навязчивые движения у детей

Чаще всего причины детских неврозов навязчивых состояний — это внезапные психических травмы. При этом взрослыми ситуация может быть и не оценена как травма. Однако у ребенка может быть абсолютно другое видение ситуации. В качестве примера можно рассмотреть случай, когда мама резко отлучила ребенка от груди. В результате малыш «приобрел» такой навязчивый ритуал — перед тем как уснуть, ему обязательно необходимо потереть родинку на щеке мамы. Вариантами навязчивого состояния в такой ситуации может быть сосание пальца, накручивание волос на палец, сосание уголка подушки и т.д.

Среди других психоэмоциональных факторов, сильно влияющих на развитие навязчивых движений у детей, можно отметить неблагополучную обстановку в семье (частые скандалы, ссоры), различные взгляды родителей на воспитание ребенка, чрезмерное внимание к его питанию, многочисленные строгие запреты, диктаторский или попустительский стили воспитания.

Перемены в жизненном укладе и распорядке, также может стать причиной детских неврозов — спровоцировать навязчивые тики и навязчивые движения у детей. К примеру, поступление в детский сад или школу может вызвать стресс и развитие невроза у детей, особенно у чрезмерно балованных, а также у детей со слабым типом нервной системы.

В группу риска развития невротических реакций попадают и те дети, которые перенесли черепно-мозговые травмы, инфекционные заболевания (в том числе туберкулез), имеющие хронические заболевания внутренних органов (ревматизм у детей, порок сердца и др.). Эти болезни истощают центральную нервную систему, снижают защитные свойства организма. В результате даже относительно простая ситуация может стать для ослабленного ребенка сильным испытанием.

Лечить любые нервно-психические расстройства, в том числе и невроз навязчивых состояний, необходимо под строгим контролем врача. Важно, чтобы ребенок наблюдался в течение длительного времени (и в период лечения, и при последующей профилактике) у одного и того же специалиста. При этом не стоит рассчитывать на какие-либо чудодейственные средства, которые моментально помогут. Лечение неврозов у детей, как правило, требует длительного времени.

Лекарственные препараты обязательно должен назначить врач.

Но помимо этого в лечении и предупреждении нервно-психических расстройств очень важную роль играет воспитание. Родители должны быть спокойными и постоянными в своих взглядах.

С малых лет ребенка нужно приучать к труду. Уже в 2 года малышу нужно предлагать убирать за собой игрушки и есть самостоятельно. К 3 годам ребенок хотя бы частично должен уметь сам одеваться и так далее. Родителям важно понимать, что избалованные дети чаще других подвержены нервным заболеваниям.

Обязательно нужно закалять ребенка. Причем и в прямом, и в переносном смысле. Так, очень важно выработать у ребенка правильное отношение к боли, холоду, жаре, голоду, жажде и т.д.

Обязательно нужно обратить внимание на темперамент малыша. Характер, заложенный в ребенке с рождения, проявляется постепенно. А потому корректировка вполне возможна. Особенно это касается меланхоликов и холериков. Они в группе риска. Детям-меланхоликам следует учиться самостоятельности, решительности, упорству. Холериков надо обучать сдерживать себя, доводить дела до конца.

Соблюдение режима дня, избегание переутомления, приучение к опрятности, контроль за информацией из телевизора, умеренная физическая нагрузка — все это важные составляющие лечения неврозов у детей и профилактики навязчивых состояний у детей. И нередко они оказывают более значительное влияние на ход лечения неврозов, чем медикаментозные меры.

Источник:
Навязчивые движения у детей
Навязчивые движения у детей всегда сопровождаются переживаниями, высоким эмоциональным напряжением, отрицательно сказываются на психике ребенка. И, как любые неврозы у детей, требуют лечения. Невроз навязчивых состояний у детей, навязчивые движения у детей, причины детских неврозов, лечение неврозов у детей.
http://pulsplus.ru/baby/categories/treatment/articles/navazchivyje-dvizhenija-u-detej/

Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство

Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство.

Что такое обсессивно-компульсивное расстройство?

Можно ли лечить обсессивно-компульсивное расстройство?

Да. Многие люди лечились комбинацией поведенческой и лекарственной терапии. Поведенческая терапия состоит в столкновении с пугающими ситуациями с целью снижения тревоги и откладывания навязчивых поступков на всё более и более длительные периоды времени. В некоторых случаях люди с обсессивно-компульсивным расстройством «забывают» как в норме делаются некоторые вещи. Для перемены своего поведения им часто полезно иметь кого-нибудь, кто явился бы примером нормального поведения. Врач может назначить лекарственные средства. Эти препараты назначаются лишь на короткий срок с тем, чтобы облегчить состояние, переживаемое Вами в борьбе с ритуалами.

Невроз навязчивых состояний

При этом по содержанию патологическая навязчивость направлена на несущественные явления, по интенсивности она очень различна, но всегда сопровождается страхом. Больной не может держаться на расстоянии от своего страха, ему ни уклониться, ни увернуться, он отдан во власть страха. Патологические навязчивости проявляются в мышлении (навязчивые мысли, навязчивые представления, обсессии), в области чувств, влечений и устремлений (навязчивые влечения, навязчивые импульсы) и в поведении (навязчивое поведение, навязчивые поступки — компульсии).

Больной сопротивляется этим навязчивым действиям, поскольку считает их бессмысленными, но безуспешно: если он прерывает контролирование, счет, мытье и т. п., то возникает страх, что случится что-то плохое, произойдет несчастье, он кого-то заразит и т. д. Этот страх только усиливает навязчивые действия, но никак не проходит. Особенно мучительны контрастные ассоциации между неприличными и «священными» представлениями, постоянный антагонизм между запретными импульсами и предписаниями этики. Симптомы навязчивости имеют тенденцию расширяться. Вначале закрытая дверь проверяется 1 — 2 раза, а затем это делается несчётное число раз; навязчивый страх направлен только на кухонный нож, а затем уже на любые острые предметы. Мытьё рук осуществляется до 50 раз или ещё чаще.

Условия происхождения.

Структура личности человека с неврозом навязчивости определяется выраженным контрастом между Оно и Сверх-Я: сфера побуждений и совести к этому очень предрасположены. Ананкастный вид реагирования происходит в результате строгого воспитания, непреклонного соблюдения порядка и чистоты, сверхзаботливого приучения к чистоплотности в раннем детстве, запрещения реализации сексуальных побуждений и угрозы наказания как общей фрустрации детских потребностей, прежде всего эдипальных импульсов.

С психоаналитических позиций либидо во время эдипальной фазы детского развития фиксируется путем вытеснения на более ранней анальной фазе развития. Эта регрессия, интерпретированная соответственно этапам развития, является возвратом к магическому мышлению; магически окрашенные навязчивые действия должны устранить какие-то угрозы и страхи, которые возникают из неопределившихся и вытесненных сексуальных и агрессивных импульсов — тревожное опасение кого-то ранить (боязнь острых предметов и т.д.)

Дифференциальная диагностика

Течение и лечение

Феномены навязчивости склонны к расширению. Нелеченные неврозы навязчивостей в 3/4 случаев принимают хроническое течение, но после психотерапии прогноз, как правило, благоприятный. В большинстве случаев удается установить психологические связи и помочь клиенту осознать их.
В процессе психотерапии важно разорвать порочный круг «пугающие мысли-страх сойти с ума». Невроз навязчивых состояний — это невроз, а не психоз, то есть люди «с ума при этом не сходят», но испытывают сильнейший эмоциональный дискомфорт, недоверие в отношении своих мыслей и действий, страх за себя или своих близких. К сожалению, часто именно страх мешает вовремя обратиться к специалисту и прервать развитие и хронизацию невроза. Поэтому важно на первых этапах развития невроза своевременно обратиться к врачу-психотерапевту >>

Источник:
Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство
Как преодолеть невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство?
http://www.psyline.ru/andepr3.htm

Невроз навязчивых состояний

Первой вехой на пути становления клинических представлений о неврозе навязчивых состояний, после блестящих исследований P. Janet (1911), было разделение «навязчивого невроза» на невроз навязчивых состояний и психастению. S. Freud (1922) принадлежит дифференциация невроза страха и невроза навязчивости. В МКБ-8 и МКБ-9 невроз навязчивых состояний представлен в виде форм: обсессивно-компульсивного и фобического неврозов.

Большинство авторов рассматривают классические формы психастении в рамках психопатий и признают самостоятельность невроза навязчивых состояний. Не часто встречающиеся формы невротической (приобретенной) психастении вошли в МКБ-9 под шифром 300.82.

Невроз навязчивых состояний (навязчивый невроз) попадается реже, чем истерии и неврастения. Заболевание характеризуется тем, что навязчивыми симптомами практически исчерпывается вся его клиническая картина и что именно навязчивые в подобных случаях являются источником декомпенсации. При неврозе навязчивых состояний, навязчивые явления представлены очень четко. Объем сознания чаще не находят видоизменений, степень критического отношения высока, а компоненты борьбы ярко выражены.

Из всего разнообразия фобий в клиническую картину невроза навязчивых состояний обычно включаются следующие: эрейтофобия — навязчивый страх покраснения; оксифобия — навязчивая боязнь острых предметов; лиссофобия — навязчивый страх сумасшествия; агорафобия — навязчивая боязнь открытых пространств (площадей, широких улиц и др.); гипсофобия — навязчивый страх высоты; клаустрофобия — навязчивая боязнь закрытых помещений; мизофобия — навязчивый страх загрязнения; кардиофобия — навязчивый страх за состояние своего сердца.

Если некоторые из фобий при неврозе навязчивых состояний встречаются преимущественно в изолированном виде (такие, как мизофобия, эрейтофобия), то другие выступают в различных сочетаниях, причем первично возникшая фобия приводит к развитию в динамике невротического состояния вторичных, третичных и т. д. навязчивых страхов. Так, например, кардиофобия обуславливает появление клаустрофобии, агорафобии или к первично возникшей лиссофобии присоединяется навязчивая боязнь острых предметов.

Наиболее редкими симптомами невроза навязчивых состояний являются навязчивые мысли (невроз навязчивых мыслей), воспоминания, сомнения, навязчивые движения (невроз навязчивых движений), и действия (невроз навязчивых действий), которые, помимо навязчивой составляющей, характеризуются сознанием их болезненности и критическим к ним отношением.

Самая распространенная разновидность навязчивых действий — ритуалы. Ритуалы — это навязчивые действия и движения, которые сопровождаются навязчивыми страхами, опасениями и сомнениями. Следует отметить, что в широкой клинической практике нередко отмечается сочетание фобий с обсессиями, т. е. речь идет о различных вариантах обсессивно-фобичекого или фобически-обсессивного синдрома.

Клиническая картина невроза навязчивых состояний не исчерпывается лишь обсессивно-фобическими проявлениями. В ней всегда представлены и общеневротические (или, как их часто называют, неврастенические) симптомы, к числу которых относятся трудность концентрации внимания, утомляемость, нарушения сна, повышенная раздражительность и др.

При неврозе навязчивых состояний в форме невротической реакции речь идет о фобиях (чаще кардиофобиях и др.), в основе которых обычно лежит переживание страха смерти. В случае постепенного развития

«>невроза (форма невротического развития) навязчивый симптомокомплекс более сложный, нередко наряду с фобиями имеются навязчивые мысли и действия. У таких больных часто развиваются ритуалы. В то время как при острых формах относительно большее значение приобретает ситуационный фактор, при формах невротического развития его роль выступает менее отчетливо; в то же время большее значение имеют особенности личности больного и условия их формирования.

По данным Л. И. Кругловой (1972), группы больных с навязчивыми состояниями политематического и монотематического содержания характеризовались по отношению ко всей выборке больных с затяжными формами неврозов (1733 человек) максимальными показателями хронизации. По всей этой группе экстенсивный показатель больных с давностью заболевания свыше 5 лет составил 65,8 %. О тяжести этих форм невроза говорят также показатели частоты их госпитализации в отделение неврозов: 45.9 % больных получили больничное лечение, в том числе 8,2 % — неоднократное.

Особенности течения невроза навязчивых состояний в отечественной литературе представлены, прежде всего, в работах Н. М. Асатиани. Она выделяет три типа его течения: первый — однократный приступ болезни, который может длиться неделями или годами; второй характеризуется рецидивами болезни, чередующимися с периодами полного здоровья; при третьем типе наблюдается непрерывное течение невроза с периодическим усилением симптоматики.

И. М. Асатиани указывает также на три стадии в течении этого невроза, отражающих тяжесть заболевания и имеющих значение для оценки поступательного и обратного развития клинической его картины. Первую стадию характеризуют навязчивые страхи, которые возникают лишь под непосредственным влиянием травмирующего раздражителя; во второй стадии навязчивые страхи возникают также в случаях одного лишь ожидания встречи с травмирующей ситуацией; для третьей стадии типично возникновение навязчивостей даже под влиянием одних лишь навязчивых представлений о возможной встрече с травмирующими обстоятельствами.

Отмечается также характерное изменение мер защиты, используемых больными для борьбы с навязчивостями. В начальном периоде это может быть только логическое самопереубеждение или мысленный уход от навязчивых страхов. В дальнейшем, при более тяжелом неврозе, больные стремятся избегать встреч с травмирующими моментами, вовлекают в свои защитные действия нередко и близких. Особенно тяжело протекает заболевание в тех случаях, когда начало невроза приходится на периоды детства, отрочества, юности, второй период зрелости и инволюции (36—65 лет). К признакам, указывающим на утяжеление

«>невроза навязчивости, Н. М. Асатиани относит появление в картине заболевания навязчивых сомнений и навязчивостей по контрасту.

Н. К. Липгарт (1970) также указывает на две возможные формы борьбы больных неврозом навязчивости — активную и пассивную. При первой, которая встречается относительно реже и в самом начале заболевания, больной направляет все внимание и все свои силы на устранение навязчивого симптомокомплекса, делая все вопреки ему. При пассивной борьбе больной переключает внимание, предотвращает реализацию навязчивости или вырабатывает меры защиты — ритуалы.

Характерным для невроза навязчивых состояний изменением личности является возникновение тревожно-мнительных черт, что объясняет сближение больных неврозом навязчивости с лицами, страдающими психастенией. Больные в той или иной мере становятся тревожными, мнительными, ипохондричными, склонными к депрессивным реакциям. Однако, как подчеркивают многие авторы, указанные изменения личности чаще всего носят динамичный характер и под влиянием психотерапии в случаях уменьшения навязчивых переживаний могут существенно
ослабевать или даже исчезать.

Проведение дифференциальной диагностики невроза навязчивых состояний с другими формами неврозов требует учета клинической картины этого заболевания, а также двух других критериев — особенностей личности и специфики патогенной ситуации.

Указанные критерии, составляющие суть позитивной диагностики неврозов, весьма существенны при отграничении невроза навязчивых состояний от других заболеваний, в клинической картине которых обсессивно-фобическая симптоматика может быть значительно выраженной (психопатии, циклотимия, неврозоподобная шизофрения, органические заболевания головного мозга и др.).

Ряд авторов описывают фобические расстройства при диэнцефальной патологии. Фобии у больных с неврозоподобной формой инфекционного диэнцефалита обычно обусловлены сопутствующей психогенией. Разумеется, это не относится к состоянию страха вообще, который нередко бывает при диэнцефалитах. Чаще всего наблюдается безотчетный неопределенный страх, возникающий во время диэнцефальных кризов.

Большие трудности нередко возникают при дифференциальной диагностике между неврозом навязчивых состояний и ранним периодом медленно развивающейся шизофрении. Больные вялотекущей шизофренией (неврозоподобной, псевдоневротической, латентной, мягкой и др.), как показывают эпидемиологические исследования, составляют значительную группу среди всех больных шизофренией.

По данным В. М. Воловика (1975), невротические и психопатоподобные проявления в начальном периоде вялотекущей шизофрении установлены у 72,8 % (из 287 больных, принятых на учет диспансерами Ленинграда), а среди 434 больных, обследованных лично автором, в начале заболевания указанные расстройства отмечены в 92,4 % случаев.

Продромальный период характеризовался астеническими, невротическими, психопатоподобными, аффективными нарушениями и нейровегетативными расстройствами, отражающими срыв наиболее общих механизмов компенсации и не заключающими в себе ничего специфического. Особенно трудными в дифференциально-диагностическом плане, по данным автора, были случаи малопрогредиентной вялотекущей шизофрении, когда на протяжении длительного времени в клинической картине не появлялись «сквозные» симптомы.

На основании многолетних наблюдений инициального периода шизофрении В. М. Воловик отмечает, что ни начало заболевания в связи с актуальной психогенией, ни возникновение стойких реакций при проведении психотерапии и под влиянием ситуационных моментов не могут использоваться в качестве критериев, дающих основание исключить шизофрению. Имеющиеся здесь трудности в значительной мере обусловлены патоморфозом психических заболеваний, возрастанием роли психологических факторов в патопластике, оформлении психопатологических расстройств в инициальном периоде процессуального заболевания, особенно при вялом его течении в силу большей сохранности личности.

На основании клинико-психопатологического и клинико-анамнестического исследования 115 больных с вялотекущей неврозоподобной шизофренией Ю. И. Полищук (1986, 1988) приходит к выводу, что альтернативная постановка вопроса — невроз или эндогенный процесс — является неверной. Анализ показал, что фобии, навязчивые и другие расстройства в этих случаях являются преимущественно психогенно обусловленными. Однако их развитие и атипичные нередко проявления опосредованы патологически измененной церебральной почвой в результате малопрогредиентного эндогенного процесса. Только такое понимание этой объективно сложной проблемы, отмечает автор, предполагает более перспективное сочетание в лечении данных контингентов больных психотерапии и психотропных средств.

Источник:
Невроз навязчивых состояний
Невроз навязчивых состояний: описание заболевания
http://nevrozov.ru/nevroz-navyazchivyx-sostoyanij.html

Невроз навязчивых состояний

Навязчивые состояния — непроизвольно возникающие и чуждые личности, обычно неприятные представления, воспоминания, сомнения, страхи, мысли, навязчивые движения и действия, влечения и стремления при сохранности критического к ним отношения и попытках борьбы с ними.

В отличие от невроза страха навязчивые страхи воспринимаются как чуждые личности переживания, хотя у детей раннего и дошкольного возраста не всегда имеет место критическое отношение к своему состоянию. По внешним проявлениям навязчивые страхи бывают весьма разнообразными и носят конкретный характер. Так, в дошкольном возрасте может быть страх острых предметов (ножи, вилки, иголки), особенно в случае небольшого повреждения ими в прошлом, страх болезни и смерти родителей и близких, реже страх за свое здоровье, страх загрязненности и т.п.

Мне приходилось наблюдать девочку 10 лет, у которой был навязчивый страх, что ее украдут. Она — единственный ребенок в семье занятых родителей: мать — учительница, постоянно занятая дома проверкой тетрадей своих учеников и составлением различных планов работы, отец — преподаватель института, занимающийся работой над диссертацией, любитель женского пола и увеселительных компаний. На этой почве часто возникали размолвки и ссоры родителей, во время которых девочка находилась в своей комнате.

Однажды вечером она испугалась, когда в комнате внезапно погас свет и что-то сильно ударило в окно, то ли птичка, то ли майский жук. Ребенку показалось, что кто-то влезает через окно в комнату, чтобы ее украсть. Но почти тут же свет снова зажегся, и она выбежала в комнату родителей. А накануне дома были разговоры, что у кого-то пропал ребенок. Отец как бы в шутку сказал: «А может его украли» — и пристально посмотрел на дочь. Та слегка встрепенулась. Мама-тут же резко ответила отцу, что он несет чушь, и на этом все.

Вскоре девочка с опаской стала поглядывать на окно, следила, чтобы оно было плотно закрыто, и с неохотой оставалась одна в своей комнате. А затем стала подробно расспрашивать маму, кого украли и зачем. Мать поняла опасения дочери, проводила с ней разъяснительные беседы, и вроде все успокоилось, но девочка всегда тянула в свою комнату одного из родителей, а одна в ней оставаться не хотела. Так продолжалось около года.

Примерно через 2 года эта девочка испугалась на улице пьяного мужчину и почувствовала замирание в сердце. Возник страх болезни сердца, который прошел после консультации кардиолога и записи электрокардиограммы, которая оказалась нормальной.

В данном случае неосторожное высказывание отца явилось психотравмой, которая была психологически глубоко значимой для ребенка, но при случайном совпадении обстоятельств явилась толчком для возникновения навязчивых страхов. Этому способствовало дефектное воспитание ребенка и конфликты в семье. В последующем возник страх и другого характера, который быстро исчез. Что будет дальше с девочкой? Хочется надеяться, что все сложится хорошо, но не исключена возможность развития и другого навязчивого состояния. Почва для этого подготовлена.

Это наблюдение подчеркивает лишний раз, насколько следует быть осторожным при разговоре с ребенком. Иногда неосторожно сказанная фраза может оставить глубокий след в ранимой детской душе. А что касается семейных размолвок и всяких ссор,то их нужно решать в отсутствие ребенка (а еще лучше не заводить вообще, насколько это возможно). К тому же очень трудно скрыть от детей ненормальные взаимоотношения родителей. Они могут не видеть и не слышать родительских конфликтов, но хорошо чувствуют (больше, чем нам кажется) семейное неблагополучие.

В старшем детском возрасте и у подростков возможны навязчивые страхи, связанные с собственным здоровьем: кардиофобия — страх заболевания сердца, канцерофобия — страх заболеть раком, маниофобия — страх психического расстройства, фобофо-бия — страх возникновения страха.

Следует отметить, что при указанных страхах, относительно редко встречаемых в детском возрасте, полностью индифферентного отношения к своему состоянию практически не бывает. Все это •указывает на относительность и трудность отличия невроза страха от навязчивых страхов.

У детей также относительно редко могут встречаться индифферентные, но непреодолимо возникающие страхи покраснеть перед публикой или собеседником (эрейтофобия), заикаться и неправильно произносить нужные слова (логофобия), страх закрытых (клаустрофобия) или открытых (агарофобия) пространств; могут быть также страхи высоты, загрязнения, заражения инфекционными заболеваниями, поездки в метро и многие другие навязчивые страхи.

Мне приходилось наблюдать одиноко живущего (разведенного) инженера среднего возраста, у которого в течение многих лет наблюдается страх закрытых пространств, наступивший вскоре после развода. Он боялся находиться в любом закрытом помещении, кроме своей квартиры и рабочего кабинета. Вначале возник страх поездки в поезде (а работа связана с частыми командировками), затем в троллейбусе, трамвае, метро, автобусе, и он мог ездить только в такси. По этой причине ему пришлось менять квартиру ближе к месту работы. Он не мог посещать театры, кино; находясь в кинотеатре, должен был постоянно видеть перед собой дверь выхода и соответствующую светящуюся надпись. При этом часто больше смотрел туда чем на экран.

В беседе он сказал, что прекрасно понимает глупость, беспричинность и нелепость своего состояния страха, которое как наваждение преследует его повсюду, но справиться с этим не может. А что будет, если я стану бояться собственной квартиры и рабочего кабинета? И как тогда жить?» — прозвучало в конце беседы. Казалось бы, навязчивый страх — это малозначимое в жизни человека состояние, коль понятна вся его нелепость и необоснованность. Однако это болезнь, ибо она ограничивает свободу жизнедеятельности и трудоспособности человека.

Навязчивые действия, как группа навязчивых состояний весьма разнообразна и касается навязчивостей в двигательной и психической сферах. А в детском возрасте наиболее часто встречаются навязчивые тики и различные гримасы.

Нередко навязчивые движения носят характер ритуалов — символических действий или защитных явлений, чтобы обезопасить себя от навязчивых страхов. Например, при навязчивом страхе заразиться и заболеть больной часто моет руки, потряхивает ими. При страхе посещения школы вследствие невыученных уроков ребенок иногда совершает ряд предотвращающих действий, чтобы его не спрашивали: он может своеобразно надеть ранец, обойти вокруг стола, повернет голову и сплюнет вправо, а затем влево; записывает на листке бумаги магические слова или цифры, подчеркивает отдельные буквы, прикасается к определенным предметам и т.п. Характер защитных ритуалов может быть очень сложным и разнообразным. Все это указывает на единство навязчивых действий, когда первое порождает второе как своеобразную болезненную психологическую защиту.

К навязчивым движениям можно отнести и некоторые патологические привычки детского возраста, например кусание ногтей, сосание пальцев, выдергивание волос, если они воспринимаются ребенком как чуждые, лишние и вредные привычки, от которых он делает попытки избавиться. Однако навязчивый характер таких привычек установить очень трудно, так как они в основном наблюдаются у детей раннего возраста, поэтому отнесены в группу системных неврозов.

Навязчивости в психической сфере еще более полиморфны, чем навязчивые движения. Это могут быть навязчивые влечения, мысли, сомнения, опасения, припоминания, патологические привычки и ряд других действий, которых бесчисленное множество (описано около 400 видов навязчивостей).

Навязчивые влечения проявляются желанием совершить какие-либо опасные действия по отношению к себе (спрыгнуть с балкона, перебежать дорогу перед надвигающимся транспортом и т.п.), или другим (толкнуть кого-то под машину, ударить палкой или острым предметом впереди идущего, в том числе родителей, и т.п.). Ребенок осознает невыполнимость такого поступка и никогда его не совершит, но подобная мысль преследует его постоянно.

Иногда простые и безобидные влечения могут стать причиной больших неприятностей, например желание заглянуть в чужую сумку, кошелек, ящик стола, потрогать чужие предметы и т.п. Ребенка могут уличить в воровстве, хотя его влечет непреодолимое желание только посмотреть. Сюда можно отнести чтение слов наоборот, особенно вывесок, лозунгов, названий улиц и др.

Вспоминаю случай из далекого прошлого. Во время учебы в медицинском институте один студент, очень эмоциональный юно^иа, любимец общества, не страдающий никакими видимыми психическими дефектами, как-то сказал в виде шутки в кругу ребят, что ему очень нравится и хочется читать вывески наоборот: «Уже прочитал все на Ленинском проспекте, сегодня пойду на другие улицы». И он делал это. Мы посмеивались над ним, он же смеялся над собой, но говорил, что его так и тянет сделать это. Встретился с ним примерно через 25 лет после окончания института, он был полковником медицинской службы, хорошим специалистом. Спросил у него, как с обратным чтением. Он вначале не понял, о чем речь, затем вспомнил и ответил: «Была в прошлом эта дурь, но давно прошла».

Как отдельный вариант навязчивостей выделяется «навязчивый счет» в виде непреодолимого стремления считать прохожих, окна, дома, этажи. Один ребенок с навязчивыми тиками рассказывал мне, что постоянно на улице считает этажи домов, если даже проходит в этом месте сотню раз и уже все знает, а перебороть это желание очень трудно.

Разнообразны по характеру и навязчивые мысли, сопровождающиеся контрастными переживаниями (по В. В. Ковалеву, «хуль-ные мысли»). Он приводит и характерные примеры: навязчивая мысль «пусть мама умрет» или мысли бранного содержания: «мама — дура, балда». Это сопровождается глубоким переживанием как недозволенное, чуждое. Редкой формой навязчивостей у детей бывает желание «пукнуть» в обществе, и при этом они даже слегка напрягаются, «чтобы проверить себя».

Навязчивые сомнения — назойливая неуверенность в правильности выполненных действий. Например, выключены ли свет, газ, закрыта ли квартира. При таком сомнении все проверяется по много раз, даже возвращаются с улицы, чтобы еще раз убедиться.

Возможны навязчивые опасения — неуверенность в правильности выполнения обычных действий, например, не растеряется ли при ответе на уроках, сумеет ли найти туалет на улице, если захочется помочиться, хотя в прошлом серьезных неприятностей по этому поводу не было.

Навязчивые припоминания — не обусловленное необходимостью желание вспомнить имена старых знакомых, героев книг и кинофильмов, номера телефонов, время свершения каких-либо событий. Навязчивый характер могут иметь и различные привычки, к примеру, покусывание или облизывание губ, поглаживание бровей или прически, частое оплевывание, если выполнение их сопровождается чувством облегчения и желанием повторить снова.

У одного ребенка может быть одна, несколько и множество различных навязчивостей. Одни из них наблюдаются постоянно, другие периодически или в меньшей степени.

Невроз навязчивых состояний носит длительный характер, при этом навязчивые страхи менее продолжительны, чем навязчивые действия. Первые могут возникнуть лишь периодически, особенно после психотравмирующих межличностных и внутридушееных конфликтов, навязчивые действия нередко бывают постоянными, периодически то усиливаясь, то ослабевая.

Если имеется сочетание взаимосвязанных навязчивых страхов и навязчивых действий, исчезновение первых приводит к уменьшению или прекращению вторых.

Длительно существующие навязчивые состояния вызывают эмоционально-поведенческие расстройства в виде повышенной утомляемости, слабости, робости и нерешительности, неуверенности в своих силах и чувства собственной неполноценности. Это особенно выражено при наличии тревожно-мнительного преморбитного фона и способствует дизадаптации ребенка е коллективе.

В заключение необходимо отметить, что наличие небольшой периодически возникающей навязчивости — это еще не болезнь (в данном случае невроз). У здорового человека, особенно во время усталости, может наступить навязчивое состояние в виде, например, навязчивой мелодии, она повторяется редко. Если же навязчивость возникла и долго не исчезает, лишь ослабевая и усиливаясь, то необходимо обратиться к врачу — неврологу или психиатру.

Источник:
Невроз навязчивых состояний
Навязчивые состояния — непроизвольно возникающие и чуждые личности, обычно неприятные представления, воспоминания, сомнения, страхи, мысли, навязчивые движения и действия, влечения и стремления
http://psyera.ru/nevroz-navyazchivyh-sostoyaniy-1235.htm

COMMENTS