Отечественная психология

Отечественная психология

Новые подходы к развитию группы

Однако, прежде чем раскрыть особенности этого подхода, необходимо проследить, как же идея развития группы оформлялась в других подходах. Можно указать на два русла, по которым эта идея вливалась в ткань социальной психологии.

Модель достаточно сложна, и ее подробное рассмотрение представляется особой задачей. Сейчас важно лишь отметить два обстоятельства. Во-первых, введено само понятие «стадий» (или «периодов») развития группы, которые различаются друг от друга по набору критериев. Так или иначе, каждая стадия связана со сменой состава группы: в нее входят новые члены, частично уходят старые, происходит превращение потенциального члена группы в «полного» члена, затем, иногда, в «маргинального» члена, если группа перестает его удовлетворять; наконец, возможен и разрыв с группой. Факторами этой смены ролей членов группы являются мера принятия группой каждого члена и, напротив, принятие членом группы ее реальности.

Во-вторых, сформулирована мысль о том, что социализация группы происходит не в вакууме: на изменения в группе влияет характер культуры и общественных отношений, в рамках которых существует группа. Механизм этого воздействия раскрывается через внесение каждым новым членом группы ценностей общества, которые им отрефлексированы и применены к оцениванию ситуации в группе, своего положения в ней и т.п. Если в обществе нормативом является акцент на достижение и продуктивность, оценивание ситуации в группе будет в большей мере включать именно этот критерий. Если же в обществе популярна идея межличностной гармонии, в группе среди критериев оценивания можно также ожидать следования этой норме. Фаза развития группы, таким образом, соотносится с определенными изменениями в обществе.

Хотя число экспериментальных исследований, посвященных анализу развития групп, пока ограничено, а к самой теоретической схеме можно предъявить много претензий, сам факт появления такой идеи весьма примечателен.

И та, и другая ориентации непосредственно связаны с процессом развития группы: переход от одной фазы к другой в значительной степени зависит от того, какой конкретный стиль ориентации, а значит, поведения, «победит» в группе и тем самым будет способствовать или препятствовать переходу в новую фазу. Так же, как и в первом блоке проанализированных исследований, здесь важна идея зависимости развития групп от типа общества, в котором они существуют.

Психологическая теория коллектива

Особое качество группы, связанной общей деятельностью, есть продукт развития группы. Тот факт, что это особое качество группы, высший уровень ее развития было обозначено термином «коллектив», есть лишь дань упомянутой традиции. Хотя в сегодняшних условиях нашего общества предложенное в марксистском употреблении понятие «коллектив» весьма спорно (может ли быть «коллектив частной фирмы» или «коллектив совместного российско-американского предприятия»?), в обыденной речи оно сохраняется. Нет оснований отказаться от него и в социальной психологии, учитывая отмеченную специфику его содержания.

Характеризуя эти стадии, А.С.Макаренко создал достаточно четкую картину того, каким образом можно обеспечить движение коллектива по ступеням. Важнейшим условием является непрерывное развитие тех самых общественно значимых целей, ради которых создан коллектив. Это предполагает, что должны быть обрисованы «перспективные линии» развития коллектива, разработана «диалектика требований», организованы «завтрашние радости». Успешное сочетание всех этих факторов создает в коллективе такую атмосферу, которая наилучшим образом соответствует развитию личностей, входящих в него.

Красной нитью во всех рассуждениях у А.С.Макаренко проходит мысль о том, что успех внутренних процессов, протекающих в коллективе, может быть обеспечен только в том случае, если все нормы взаимоотношений, вся организация деятельности внутри коллектива строятся на основе соответствия этих образцов более широкой системе социальных отношений, развивающихся в обществе в целом. Коллектив не является замкнутой системой, он включен во всю систему отношений общества, и поэтому успешность его действий может быть реализована лишь в том случае, когда нет рассогласования целей коллектива и общества.

Стадии и уровни развития в психологической теории коллектива

В отечественной социальной психологии существует несколько «моделей» развития группы, фиксирующих особые стадии или уровни в этом движении.

Одна из наиболее развернутых попыток подобного рода, как это уже отмечалось, содержится в психологической теории коллектива, разработанной А.В.Петровским (Психологическая теория коллектива, 1979). Она представляет группу как состоящую из трех страт (слоев), каждый из которых характеризуется определенным принципом, по которому в нем строятся отношения между членами группы. В первом слое реализуются прежде всего непосредственные контакты между людьми, основанные на эмоциональной приемлемости или неприемлемости; во втором слое эти отношения опосредуются характером совместной деятельности; в третьем слое, названном ядром группы, развиваются отношения, основанные на принятии всеми членами группы единых целей групповой деятельности. Этот слой соответствует высшему уровню развития группы, и, таким образом, его наличие позволяет констатировать, что перед нами коллектив.

Последующая разработка как теоретических представлений, так и экспериментальной практики позволила более четко выявить главную идею всей концепции, а именно положение о том, что «деятельностное опосредование выступает как системообразующий признак коллектива» (Петровский, 1979. С. 206).

Это представление о многоуровневой структуре групповых отношений позволяет рассмотреть путь, проходимый каждой группой, как последовательное включение совместной деятельности в опосредование многообразных контактов между членами группы. Не следует упрощать вопрос и представлять себе каждый этап в развитии какой-либо конкретной группы как присутствие в ней одного какого-то слоя отношений. Напротив, развитие группы не означает, что более низкие слои отношений здесь исчезают, но означает лишь такое существенное их преобразование, которое делает невозможным объяснение групповых процессов только с точки зрения процессов, происходящих в низшем слое.

Предложенный подход к вопросу содержит в себе реализацию, с одной стороны, определенного «ответа» на идеологический норматив (коллектив ? специфический вид группы в социалистическом обществе). Но вместе с тем, содержит попытку дать дальнейшую разработку проблемы группы в социально-психологическом знании. Будет справедливым рассмотреть такую попытку как опыт построения специальной социально-психологической теории коллектива.

Особое значение при разработке проблемы развития группы имеют две проблемы. Первая из них ? поиск адекватных методических средств, позволяющих в экспериментальном исследовании замерить степень выраженности в каждой конкретной группе тех ее качеств и характеристик, которые дают основание для эффективной диагностики уровня развития этой группы. Много предложений в этой области уже апробировано, но построение системы методик, пригодных для этой цели, остается еще задачей.

Второй проблемой является более конкретное описание тех модификаций, которые происходят с каждым из известных групповых процессов, на каждом новом этапе развития группы.

Методологическое значение социально-психологической теории коллектива

Выделение проблемы коллектива в социальной психологии в качестве самостоятельного раздела в общем исследовании групп имеет большое методологическое значение, важное для судеб самой социальной психологии как науки (Донцов, 1984). Можно проанализировать несколько линий, по которым введение проблемы коллектива в тело социальной психологии изменяет общую ситуацию в этой науке.

Анализ характеристик коллектива способствует ликвидации того разрыва, который образовался в традиционной социальной психологии между исследованием групп и исследованием процессов. Недопустимость такого разрыва может считаться доказанным фактом. Если содержание любого группового процесса зависит от содержания групповой деятельности, причем от конкретного уровня ее развития, то принципиально невозможно продолжать исследования групповых процессов самих по себе: ни лабораторные условия, ни изучение процесса в «чистом» виде не могут привести к построению удовлетворительных объяснительных моделей, ибо исключают анализ содержания социальной деятельности, реализуемой той группой, в которой эти процессы наблюдаются. Следовательно, построение социально-психологической теории коллектива способствует выработке совершенно нового объяснительного принципа в социальной психологии.

Источник:
Отечественная психология
Новые подходы к развитию группы Однако, прежде чем раскрыть особенности этого подхода, необходимо проследить, как же идея развития группы оформлялась в других подходах. Можно указать на два
http://psylib.org.ua/books/andrg01/txt13.htm

Отечественная психология

Отечественная психология первой половины ХХ века Формирование научной психологии в России связано со становлением русской нейрофизиологической школы.

В 1863 г. был опубликован выдающийся труд русского физиолога И.М. Сеченова (1829 — 1905) «Рефлексы головного мозга». В этой работе Сеченов провозгласил: «Все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы»

Сеченов заложил основы естественнонаучного направления отечественной психологии. Утвердившееся до него представление о психике как множестве отдельных психических явлений (чувств, образов, представлений, мыслей) Сеченов концептуализировал в единый механизм «жизненных встреч организма со средой».

Психические явления стали трактоваться И.М. Сеченовым как регуляторы деятельности, срабатывающие на сигнальные воздействия среды. Сигналообразование, вычленение в среде значимых воздействий стали рассматриваться им в качестве основной функции психики.

Психофизиологический трактат «Рефлексы головного мозга» И.М. Сеченов написал после сенсационного открытия им центрального торможения. (До этого физиологам был известен только процесс возбуждения.

С открытием Сеченовым процесса торможения в нейрофизиологии возник комплекс проблем нейродинамики, связанный с соотношением возбуждения и торможения. На основе новых нейродинамических представлений Сеченов вновь обращается к проблеме рефлекса, рассматривая его как базу для объяснения «происхождения психических деятельностей» («Кому и как разрабатывать психологию?», 1872; «Психологические этюды», 1873).

Источник:
Отечественная психология
Тема: Отечественная психология. Тип: Реферат. Язык: русский. Разместил (а): Голодный. Размер: 14 кб. Категория: Психология. Краткое описание: ‘.’
http://coolreferat.com/%D0%9E%D1%82%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F

Отечественная психология

../../История развития экзистенциально-гуманистических школ на постсоветском пространстве

Психология широко преподается в семинариях и университетах дореволюционной России (15). К свойствам, характерным для большинства отечественных психологических концепций можно отнести холистичность, антропологизм, доминанту нравственных, этических проблем. Парадоксальность российской мысли и исторического пути науки в России позволяет уживаться вместе антагонистичным подходам в психологии (гуманитарному и естественнонаучному), которые, оппонируя, в то же время взаимно дополняют друг друга. Примером тому может служить эволюция идей Г.И. Челпанова от вундтовского эксперимента до разработки метода, близкого к феноменологии Гуссерля (39, 41).

Российская психология развивается под заметным влиянием религиозно-философского наследия, с его богатым опытом осмысления духовной проблематики (22). Российский религиозный экзистенциализм в лице Н.А.Бердяева и Л.Шестова по времени возникает даже раньше европейского, серьезная школа историко-философского анализа экзистенциализма продолжает свое существование даже в период расцвета СССР (25).

Почву для современной российской экзистенциально-гуманистической психологии готовит целый ряд выдающихся отечественных ученых. Среди них — С.Л. Рубинштейн, в незаконченной книге которого «Человек и мир», поднимаются проблемы бытия человека, его жизненного мира, соотношения этики и онтологии, смысла жизни и других экзистенциальных вопросов (22, 23), М. Мамардашвили (26), Л.С. Выготский с концепцией «вершинной психологии». Феноменологическая, гуманистическая позиция (1) в описании психиатрических симптомов и синдромов, особом внимании, которое уделялось пациенту, в стремлении к пониманию его проблем, формируется психиатрами С.С. Мнухиным, В.Е. Каганом (13), С.И. Консторумом (14), А.М. Свядощем (36) и др.

Становление Гуманистической психологии в США и первые научные контакты с Россией

В конце 1960-начале 1970-х гг. гуманистическая психология в США переживает свой расцвет. В 1971 г. удается организовать выступление Стэнли Крипнера в Академии наук СССР. В своем докладе он отмечает общие с советской психологией точки зрения и подходы в исследовании сознания и потенциальных творческих возможностей человека. В 1972 г. с группой членов АГП он снова посещает Москву (9).

В России в этот период активно развивается одно из основных направлений советской психологии — деятельностный подход. Он не чужд гуманистической проблематике, как, впрочем, и остальные советские научные школы, открытые по отношению к ней. Именно в их русле формируются отечественные гуманистические концепции, не противопоставляясь другим школам и направлениям, как в Америке, а развивая и трансформируя существующие подходы (22).

К моменту основания в 1983 г. проекта советско-американского сотрудничества АГП с АПН СССР, из жизни уходит целый ряд признанных лидеров американской гуманистической психологии, таких как А.Маслоу, С.Джурард, Ш.Бюлер, Э.Сьютич. Тем не менее, в рамках этого сотрудничества пять делегаций АГП принимают участие в диалогах, обмене научным опытом и дружественных контактах. Состав делегаций довольно пестрый и включает не только психологов, а география их визитов ограничена преимущественно Ленинградом, Москвой и Тбилиси. В Москве основной принимающей стороной становится НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР. Поначалу это преимущественно односторонняя активность, более того, интерес к ней проявляет ограниченный круг учреждений, однако со временем советские специалисты тоже становятся гостями ежегодных конференций АГП (9, 22).

Экзистенциально-гуманистические идеи в отечественной науке и практике 80-х гг., первые встречи с Виктором Франклом и Карлом Роджерсом

В отечественной психологии 1980-х годов развиваются исследования мотивации и воли в парадигме смысловой регуляции деятельности (Б.С. Братусь, И.А. Васильев, Ф.Е. Василюк, Б.В. Зейгарник, В.А. Иванников, Д.А. Леонтьев, Е.В. Эйдман) (20). Личностно-гуманистические подходы в образовании реализуются в педагогических экспериментах Ш.А. Амонашвили, И.П. Волкова, В.А. Караковского, С.Н. Лысенкова, М.П. Щетинина и В.Ф. Шаталова (18). В 1984 году ученик А.Н.Леонтьева и В.П.Зинченко Федор Ефимович Василюк публикует книгу «Психология переживания» (в 1991 году переиздана на английском языке издательством Simon&Schuster). Впоследствии на основе теории переживания он развивает авторскую систему «Понимающей психотерапии» (52, 57).

Настоящим «событием» для российской психотерапии становится визит Виктора Франкла в Москву в марте 1987 года. Основатель «третьей Венской школы психотерапии» привозит в Россию долгожданный «иммунитет против нигилизма» — метод логотерапии (экзистенциального анализа) (38; 19). Он читает две лекции в Московском университете, на которые стремятся попасть множество людей из разных концов страны (1).

Именно на этих встречах закладываются предпосылки формирования первой волны отечественных гуманистически-ориентированных и экзистенциальных психотерапевтов: «Из таких встреч с К. Роджерсом и В. Франклом, А. Алексейчиком и В. Сатир, Г. Юновой и М. Форвергом постепенно вызревал путь [отечественных психотерапевтов] к своей идентичности» (27).

Самоорганизация представителей экзистенциально-гуманистических подходов: первые отечественные гуманистические Ассоциации

Наконец в 1990 году, за год до развала СССР, благодаря усилиям В. Н. Цапкина, Б. С. Братуся, В. И. Щур, Ф. Е. Василюка и В. И. Слободчикова создана Советская Ассоциация Гуманистической психологии (АГП) (16). Она воплощает в себе мечту о распространении в профессиональной психологической среде гуманистических идеалов и ценностей, объединении исследователей и практиков, реализующих в своей жизни и профессиональной деятельности представления о духовности, свободе и целостности человека, условиях и путях обретения им полноты бытия, личностного здоровья и смысла жизни. Президентом ассоциации избран Б.С. Братусь, вице-президентами — В.Н. Цапкин и В.В. Майков, исполнительным директором — В.Г. Щур.

При Ассоциации начинают работать тематические секции, среди которых — секция христианской антропологии, секция гуманистической психотерапии и медицины под руководством В. Цапкина и секция экзистенциальной психологии и психотерапии под руководством Д. Леонтьева. Начинается работа над составлением сборника, основанного на материалах учредительной конференции Ассоциации, который должен стать ее своеобразной программной публикацией. Центр наук о человеке АН СССР в рамках научно-исследовательского проекта «Гуманистическая психология: история, методология и перспективы» выделяет Ассоциации средства на эту работу (22).

В 1991 и 1992 г.г. Советская Ассоциация Гуманистической психологии, совместно с Центром психологии и психотерапии (возглавляемым Ф.Е.Василюком), Сэйбрукским институтом (Сан-Франциско) и Ассоциацией гуманистической пси­хологии Великобритании принимают участие в организации первой и второй Международных конференций по гуманистической и трансперсональной психологии (16). Благодаря этим конференциям, российские специалисты знакомятся с такими выдающимися учеными, как А. Джорджи и С. Криппнер. В свою очередь, ряд представителей российской ассоциации (В. Цапкин, В. Майков, Д. Леонтьев) совершают поездки на конференции АГП в США.

Расширяется география российских научных центров, занимающихся распространением гуманистических подходов. В Санкт-Петербурге создается своя Ассоциация гуманистической психологии, которую возглавляет В.Е.Каган, в 1991 г. в Свердловске проходит региональная конференция-встреча по проблемам гуманистической психологии. В сентябре 1992 г. В. Франкл во второй раз приезжает в Москву и читает лекцию в МГУ. (22). В это же время по инициативе Ф.Е. Василюка начинает издаваться Московский психотерапевтический журнал (52).

Незадолго до АГП, в марте 1989 года, возникает Независимая Психиатрическая Ассоциация России (IPA — Independent Psychiatric Association of Russia). Причина ее создания — «отсутствие прогресса в демократизации психиатрической помощи», поэтому основными целями деятельности Ассоциации становятся содействие гуманизации отечественной психиатрической науки и практики и правозащита. Широкое сотрудничество с множеством медицинских, психологических, правозащитных, религиозных, общественных организаций, СМИ и некоторыми государственными структурами направлено на очищение психиатрии и восстановления доверия к психиатрии и психиатру. Уже осенью 1989 г. НПА становится первой в СССР ассоциацией, принятой во Всемирную Психиатрическую Ассоциацию (37, 43).

НПА разрабатывает понятие новой научной парадигмы в психиатрии. Научно-практическая деятельность строится на основе признания фундаментального характера для психиатрии феноменологического метода в понимании Карла Ясперса (как первой ступени, предваряющей и предопределяющей все последующие), и интегрированности в само основание психиатрии концепции естественных прав человека (43).

Образовательная работа проводится по нескольким основным направлениям, среди которых: феноменологический метод как основа психиатрической пропедевтики; психологическая практика и психотерапия и другие. При НПА создается «Общество клинических психотерапевтов» (М.Е.Бурно), проходят ежегодные Консторумские чтения, работают группа «Философия и психиатрия» (Е.Б.Беззубова), психотерапевтический театр и регулярный Мелеховский семинар «Психиатрия и проблемы духовной жизни» (Б.А.Воскресенский и З.А.Крахмальникова) (43).

С 1991 г. при поддержке Ассоциации выходит ежеквартальный «Независимый Психиатрический Журнал», с 1992 г. издается ежегодник «Пути обновления Российской психиатрии», с 1995 г. — «Информационный Бюллетень НПА», распространяемый бесплатно. (37). С 1992 года НПА проводит образовательные семинары и с 1996 года ежемесячные открытые клинические разборы ведущих клиницистов с публикацией стенограмм в журнале (43).

Начало 90-х стало периодом становления профессиональных ассоциаций и «кружков» по интересам. Этот феномен, стимулируемый активными политическими процессами, идущими в стране, распространялся далеко за пределы гуманистической психологии. Активно развивались разнообразные сообщества, параллельно с официальной наукой существовали мощные неофициальные группы, вобравшие в себя наиболее активную и думающую часть научной интеллигенции. Они выявили мощный лидерский и интеллектуальный потенциал российских ученых, их высокие амбиции и перспективные цели. Однако период расцвета организационной, дискуссионной и научной деятельности был рано прерван экономическим шоком 1992 г., поставившим всех перед проблемой выживания, несовместимой с досуговыми собраниями по интересам (22).

С середины 90-х гг. на постсоветском пространстве производится активная подготовка целого ряда тренингово-семинарских проектов. Являясь прагматической реакцией на требования времени, они одновременно выполняют роль новых центров профессиональной консолидации психолого-психотерапевтического сообщества (22). В это время по всей стране проводятся семинары по гештальту, НЛП, психодраме, трансперсональной психологии. Периодически представители всех этих направлений собираются вместе на большие семинарские марафоны, такие как Смоленский и Кустанайский ежегодные семинары. Однако, помимо подобных эклектических программ в формируются и серьезные образовательные проекты.

Международная Школа психотерапии, консультирования и ведения групп

В 1995 году, в Санкт-Петербурге на базе Института психотерапии и консультирования «Гармония» (созданного еще в 1988 г.) открывается первая трехлетняя программа Международной школы психотерапии, консультирования и ведения групп. Обучение в Школе ведется совместно российскими и западными специалистами. Программа построена на принципах экзистенционального и гуманистического подходов К. Роджерса, К. Юнга, А. Маслоу, Р. Ассаджиоли, В. Франкла, Ф. Перлза, Р.Мэя и др. (51).

Открытию в России Международной школы предшествовал длительный период подготовки. С начала 90-х гг. эта работа велась совместно Институтом психотерапии и консультирования «Гармония» и Trans-Cultural Network for Psychology and Education (TCN). В последующем проект Школы поддержал Uniterra Foundation (США). С конца 90-х годов в качестве спонсоров Международной Школы выступают Concord Institute (основатель сети TCN) и Uniterra Foundation, совместно с институтом «Гармония» (51).

Председателем российского попечительского совета Международной Школы Психотерапии становится член правления Института Психотерапии и Консультирования «Гармония», доктор медицинских наук В.Е. Каган. Виктор Ефимович, автор более 400 публикаций, активный куратор «Психологической Газеты», член Ассоциации Детских Психиатров и Психологов и член правления ее Ст-Петербургского отделения, вице-президент Независимой Психиатрической Ассоциации России, является также соучредителем и первым президентом (1990-1999) Санкт-Петербургской Ассоциации Гуманистической Психологии (59).

Восточно-европейская школа практического экзистенциализма

В 1996 году начинается обучение экзистенциальной терапии в Институте гуманистической и экзистенциальной психологии (Литва), созданном учениками и последователями Александра Алексейчика (1), основателя восточно-европейской школы практического экзистенциализма, автора методов «интенсивная терапевтическая жизнь» и «экзистенциальная библиотерапия».

Учебную программу для Института разрабатывает проф. Римантас Кочюнас. Множество психотерапевтов из Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, России, Израиля и Украины съезжаются в маленький курортный город Бирштонас, ставший центром «восточно-европейского экзистенциализма». Первая группа завершает полную программу обучения в 1999 г..

География программ Института постепенно расширяется. В 2003 году на базе Института гуманистической и экзистенциальной психологии открывается «Программа подготовки супервизоров». В 2002-2004 г. совместно с Всероссийской Профессиональной психотерапевтической Лигой открывается образовательная программа базисного уровня «Экзистенциальной терапии» в Москве, в апреле 2005 г. формируется первая учебная группа в Сургуте.

В 2000 г. в г. Бирштонас начинает работу Восточно-Европейская ассоциация Экзистенциалной терапии (ВЕАЭТ), объединяющая в странах Восточной Европы работающих психологов, пси­хотерапевтов и лиц других профессий, интересующихся экзистенциально-феноменологической психологией, консультированием и психотерапией. В 2003 г. ВЕАЭТ становится организационным членом Европейской Ассоциации Психотерапии.

В 2002 г. в Ростове-на-Дону по инициативе Семена Есельсона при участии Восточно-Европейской ассоциации экзистенциальной терапии начинает издаваться журнал «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия». В журнале публикуются статьи экзистенциальных психологов и психотерапевтов как из стран, входивших в состав бывшего СССР, так и из других стран — Польши, Великобритании, США, Нидерландов, развиваются партнёрские отношения с издающимся в Великобритании журналом «Existential Analysis». С сентября 2003 г. журнал становится официальным международным изданием Восточно-Европейской ассоциации экзистенциальной терапии. В том же 2003 г. в Бирштонасе появляется серийное издание «Экзистенциальное измерение в консультировании и психотерапии», составителем которого становится Юлия Абакумова-Кочюнене.

Институт экзистенциальной психологии и жизнетворчества Д. Леонтьева

Распространение и развитие подходов. Обучающие, издательские и контент-проекты

Впоследствии в различных институтах открывается ряд программ по экзистенциальной терапии, разработанных учениками Дж. Бюдженталя. Например, программа С. Павловой и М.Л. Юдиной в Московском Институте психотерапии и клинической психологии, программа Е.П. Кораблиной в Институте Практической Психологии. С 2005 года учебно-тренинговая программа «Искусство психотерапевта» (1987) д-ра Дж.Бюдженталя проводится на базе Агентства организационного развития в Киеве.

Из-за рубежа в Россию продолжают приходить новые подходы, открываются новые институты, такие как Российско-Австрийский Институт Экзистенциально-Аналитической Психологии и Психотерапии, созданный в 2002 году при участии Международного общества логотерапии и экзистенциального анализа (GLE-International), Альфрида Лэнгле, австрийских и российских психологов и психотерапевтов. Впоследствии в Институте Практической психологии при ВШЭ, возглавляемом проф. А.Б.Орловым открывается программа, сертифицируемая GLE. Развивают практику и представители малознакомых российской аудитории экзистенциальных подходов, самостоятельно прошедшие обучение за рубежом. Так, например, Летуновский В.В. среди основных источников своего подхода называет фундаментальную онтологию Мартина Хайдеггера и идеологически близкую М.Боссу и В.Франклу экзистенциально-инициальную терапию Калфрида Дюркхайма (23).

Процессу развития и распространения подходов активно способствуют международные и всероссийские конференции. Среди них можно выделить самую известную и популярную «Ежегодную международную конференцию по разрешению конфликтов», регулярно организуемую Институтом психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург) с начала 90-х годов. Среди прочих конференций стоит упомянуть «Всероссийскую конференцию по экзистенциальной психологии» (Смысл, Москва), конференции «Экзистенциальное измерение в консультировании и психотерапии» (HEPI, Бирштонас), «Экзистенциальные вопросы в психиатрии и психотерапии» (ВЕАЭТ, Латвия), и, наконец, Международную научную конференцию «Проблема смысла в Науках о человеке», посвященную 100-летию Виктора Франкла (Институт экзистенциальной психологии и жизнетворчества, РГГУ, Москва).

Благодаря работе отечественных издательств, в частности, издательства «Смысл», открывшегося еще в начале 90-х годов, лучшая профессиональная литература доступна широкому кругу наших соотечественников. Многим уже хорошо известны большинство зарубежных представителей гуманистической (Гордон Олпорт, Генри Мюррей, Джордж Келли, Абрахам Маслоу, Карл Роджерс) и экзистенциальной психологии (Людвиг Бинсвангер, Медард Босс, Ролло Мэй, Ирвин Ялом, Томас Грининг, Виктор Франкл, Джеймс Бьюджентал).

Отечественная гуманистическая парадигма образования, рассматривающая человека, культуру и социум в качестве основных источников формирования процессов саморазвития детской индивидуальности, способствует развитию личностно-ориентированных образовательных моделей (18). Вслед за Роджерсом (30) из сферы индивидуальной психотерапии и психологического консультирования в сферу образования активно вовлекается ряд представителей отечественной психологии, использующих более широкую гуманитарную парадигму. В качестве одного из ярких представителей этого направления можно назвать Братченко С.Л. Его стремление совместить психологические и педагогические интересы экзистенциально-гуманистической ориентации оформляется в идее гуманитарной экспертизы образования (5).

К 2005 году в Интернете формируется целый ряд сайтов, посвященных экзистенциальной и гуманистической тематике: сайты консультативных центров в Москве, Минске, Риге, Таллине, проекты LebensWelt, Phenomen.Ru, Акме, обновляется сайт Д. Леонтьева. Издается масса теоретической и методической литературы по гуманистической и экзистенциальной философии, психологии и психотерапии, большинство психологических кафедр включают экзистенциальную и гуманистическую психологию в базовые учебные курсы; появляется популярная литература, кратко излагающая основные философские идеи подходов.

Несмотря на широкое распространение и популярность, экзистенциально-гуманистическая психология и психотерапия в России стоит в самом начале своего пути. Исходный корпус идей, обогащённый культурной, психологической, философской, теологической традициями и терапевтической практикой, несомненно, еще не раз даст почву новым концепциям и подходам, как отечественным, так и зарубежным. Какими они окажутся и в рамках какой научной парадигмы получат наибольшее развитие, на сегодня определить сложно. Может быть и правда, что сегодня «под названием экзистенциальная психология идет формирование нового философского праксиса»? (24)

Хочется закончить этот небольшой обзор словами Дж. Бюдженталя (42): «…меня волнует стремление многих выяснить то, в каких взаимоотношениях эти подходы пребывают по отношению друг к другу, в смысле попытки найти истину в последней инстанции. Каждый из нас смотрит на гору тайны с определенного положения, и описывает то, что он при этом видит. Иногда вы видите совершенно разные вещи, но, тем не менее, это все та же гора. По мере того, как мы слушаем друг друга, мы приобретаем большее ощущение целого, при этом никогда не охватывая его полностью».

Источник:
Отечественная психология
../../ История развития экзистенциально-гуманистических школ на постсоветском пространстве Психология широко преподается в семинариях и университетах дореволюционной России (15). К свойствам,
http://hpsy.ru/public/x2651.htm

Отечественная психология первой половины ХХ века

Формирование научной психологии в России связано со становлением русской нейрофизиологической школы.

В 1863 г. был опубликован выдающийся труд русского физиолога И.М. Сеченова (1829 — 1905) «Рефлексы головного мозга». В этой работе Сеченов провозгласил: «Все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы»

Сеченов заложил основы естественнонаучного направления отечественной психологии. Утвердившееся до него представление о психике как множестве отдельных психических явлений (чувств, образов, представлений, мыслей) Сеченов концептуализировал в единый механизм «жизненных встреч организма со средой».

Психические явления стали трактоваться И.М. Сеченовым как регуляторы деятельности, срабатывающие на сигнальные воздействия среды. Сигналообразование, вычленение в среде значимых воздействий стали рассматриваться им в качестве основной функции психики.

Психофизиологический трактат «Рефлексы головного мозга» И.М. Сеченов написал после сенсационного открытия им центрального торможения. (До этого физиологам был известен только процесс возбуждения.

С открытием Сеченовым процесса торможения в нейрофизиологии возник комплекс проблем нейродинамики, связанный с соотношением возбуждения и торможения. На основе новых нейродинамических представлений Сеченов вновь обращается к проблеме рефлекса, рассматривая его как базу для объяснения «происхождения психических деятельностей» («Кому и как разрабатывать психологию?», 1872; «Психологические этюды», 1873).

Сеченов считал, что психическое и физиологическое явления родственны по механизму совершения. Любое психическое явление Сеченов рассматривал как процесс, имеющий определенную структуру — начало, течение и конец. Начало и конец психического процесса — то, что соединяет организм со средой. Начало процесса определяется внешними влияниями. Стало быть, психическое, внутреннее детерминируется внешним — таков один из основных сеченовских постулатов. Внешнее воздействие превращается в чувствование лишь при условии его значимости для организма.

До Сеченова чувствование рассматривалось как имманентный феномен сознания. Сеченов связал его с приспособительным поведением организма в окружающей его среде. «Чувствование всегда и везде имеет только два общих значения: оно служит орудием различения условий действия и руководителем соответственных этим условиям (то есть целесообразных или приспособительных) действий».

Мозг, по Сеченову, не только орган действия, но и инструмент действенного познания среды, Посредством движений происходит добывание той информации, которая лежит в основе мыслительной деятельности («Элементы мысли», 1878).

Так был положен конец многовековой точке зрения на сознание как внутреннее созерцание. Сеченов предвосхитил фундаментальный принцип психологии — принцип интериоризации: мысль зарождается в реальных жизненных встречах организма с предметами окружающего мира.

Пройдя «школу действия», мысль «свертывается, становится внешне незаметной», но всегда отражается в микродвижениях мышц (идеомоторные акты). Тем же путем возникает и воля — только уже не из взаимодействия с вещами, а из взаимодействия с людьми.

По образцу людей, регулирующих его жизнедеятельность, ребенок представляет себя командным центром и становится способным к самодетерминации. (Создавая для психологов-идеалистов иллюзорное «Я» как первоисточник индерминированной воли.)

Развивая концепцию Сеченова, выдающийся русский физиолог Иван Петрович Павлов (1849 — 1936) создал целостное учение о высшей нервной деятельности, использовав рефлекс не только как концептуальную позицию, но и как метод нейрофизиологического исследования.

Павлов открыл закономерности высшей нервной деятельности, лежащие в основе уравновешивания организма со средой.

Деятельность высших отделов мозга, коры больших полушарий Павлов интерпретировал как интегративную регуляцию всех процессов жизнедеятельности. Высшую нервную деятельность он рассматривал как деятельность психическую. Все акты поведения Павлов интерпретировал как
систему условных рефлексов. *

Павлов осмыслил высшую нервную деятельность как механизм образования условных рефлексов. Условный рефлекс — связь; образующаяся при сближении во времени любого первоначально индифферентного раздражителя с последующим действием раздражителя, вызывающего безусловный рефлекс, врожденную реакцию — пищевую, оборонительную или половую. При этом условии ранее индифферентный раздражитель постепенно приобретает сигнальное значение — становится сигналом, направляющим врожденные формы поведения.

Традиционное учение об органах чувств И.П. Павлов преобразовал в учение об анализаторах, указав на связь органов чувств с соответствующими корковыми центрами, производящими высший анализ и синтез.

Выявляя качественное различие между высшей нервной деятельностью человека и животных, Павлов создал учение о двух сигнальных системах: сенсорные сигналы — первая сигнальная система; речевые сигналы — вторая сигнальная система, основанная на первой. Слово — сигнал сигналов — отражает действительность в категориально обобщенном виде.

В процессе жизнедеятельности в устойчивых условиях организм вырабатывает устойчивую систему реакций — динамический стереотип. Его поддержание, уравновешенное отношение со средой субъективно ощущается как положительная эмоция. Ломка стереотипа вызывает отрицательные эмоции (И.П. Павлов. «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных», 1923).

Раскрытие физиологических механизмов психической деятельности осуществлялось также известными нейрофизиологами Н.Е. Введенским, А.А. Ухтомским, В.М. Бехтеревым, что дало мощный импульс развитию физиологически ориентированной психологии в России.

В 1885 г. В.М. Бехтеревым была создана в Казани первая в России психологическая лаборатория. В конце XIX в. в Москве, Петербурге, Юрьеве, Харькове были организованы хорошо оснащенные экспериментальные психологические лаборатории. Созывались общероссийские съезды психологов, издавались психологические журналы («Вопросы философии и психологии», «Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма», «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии» и др.).

Проблемы естествознания и психологии живо интересовали российскую интеллигенцию.

Естественнонаучно ориентированное направление русских психологов возглавляли В.М. Бехтерев, В.А. Вагнер, Н.Н. Ланге, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт.

В 1908 г. по инициативе В.М. Бехтерева в Петербурге создается Психоневрологический институт — центр по комплексному изучению человека, в 1914 г. — Московский психологический институт, а еще раньше — Московское психологическое общество. Достижения русской психологической школы получили мировое признание.

Владимир Михайлович Бехтерев (1857 — 1927) — выдающийся русский невропатолог, психиатр и психолог, физиолог нервной деятельности; основатель первой в России экспериментальной психологической лаборатории, Психоневрологического института, первых неврологических и психологических журналов, основатель Государственного института по изучению мозга и психической деятельности (1918) и первый его директор.

Работы В.М. Бехтерева по психологии тесно связаны с его трудами по психиатрии и высшей нервной деятельности. Бехтерев отверг методы субъективной, интроспективной психологии и выдвинул на передний план метод объективного изучения наблюдаемых реакций («Объективная психология», 1907),

Отвергая субъективистскую психологию, Бехтерев предложил вместо нее особую отрасль знаний — рефлексологию, концептуальным понятием которой он считал «сочетательный рефлекс» (рефлексы, приобретенные в результате сочетания различных внешних воздействий с врожденными реакциями организма). Это понятие Бехтерев распространил и на поведение социальных групп («Коллективная рефлексология», 1921).

В.М. Бехтерев подготовил плеяду русских ученых-неврологов и психологов. Одним из них был Александр Федорович Лазурский (1874 — 1917) — психолог, врач-психиатр, основоположник отечественной дифференциальной психологии, автор фундаментальных трудов по характерологии и классификации личностей, создатель и руководитель Психологической лаборатории при Психоневрологическом институте, автор и разработчик метода естественного эксперимента в психологии. Лазурский выдвинул концепцию многоуровневой организации психики человека («Очерк науки о характерах», 1909).

Алексей Алексеевич Ухтомский (1875 — 1942) выступил с концепцией приспособления организма к изменяющимся условиям среды благодаря преобразованию системы регуляции под влиянием доминанты — устойчивого возбуждения функционально объединенных нервных механизмов.

Ухтомский отверг идею жесткой привязанности функции лишь к определенному нервному «центру». Им была поставлена проблема функциональной координации этих центров. Ухтомский установил, что возбуждение от значимого воздействия приходит не только в определенный мозговой центр, но распространяется по нервной системе в виде диффузной волны.

Возник вопрос: почему возбуждение нервной сети не приводит к хаотическим «реакциям, как организуется точный приспособительный ответ организма?

В поисках ответа на этот вопрос Ухтомский и пришел к идее доминанты. В своей магистерской диссертации «О зависимости кортикальных двигательных эффектов от побочных центральных влияний» (1911) Ухтомский утверждал, что диффузная волна возбуждает только охваченные доминантой функционально объединенные центры и тормозит деятельность всех остальных центров. Доминанта организует регуляционные процессы до тех пор, пока поведение не завершится необходимым приспособительным результатом. Вот почему одновременно совершается только одно действие, требующее сложной регуляции.

Одним из основоположников экспериментальной психологии в России был Николай Николаевич Ланге (1858 — 1921), профессор Новороссийского (Одесского) университета, создатель первой в России университетской психологической лаборатории. Особенности психики человека Н.Н. Ланге усматривал в ее социокультурных основаниях. Психику человека Ланге справедливо рассматривал как продукт истории.

В формировании сознания индивида решающую роль он отводил языку. «. Язык с его словарем и грамматикой формирует всю умственную жизнь человека, вводя в его сознание все те формы и категории, которые исторически развивались в предыдущих поколениях». Слово
основной элемент сознания — таков основной постулат Н.Н. Ланге. «Океан истории мысли плещется за каждым словом, как основным элементом сознания»

Заслуга Н.Н. Ланге состоит в том, что он перевел отечественную психологию со стези дарвиновского эволюционизма на почву историзма. Как автор учебника «Психология» (1914) Ланге внес существенный вклад в развитие психологии как учебной дисциплины. Он выступил и как автор моторной теории внимания, объясняя активность внимания (сознания) совершением исследовательских действий.

Развитие психологии в России в послереволюционный период

В первые послереволюционные годы началась бурная перестройка психологии под флагом марксизма. Особые усилия были направлены на критику идеалистических позиций Г.И. Челпанова и теоретических «ошибок» тех, кто не проявлял поспешность в пересмотре своих взглядов.

Однако интерес к физиологическим основам психологии в ближайшие после революции годы еще более усилился. Возрос интерес и к трудам биологов-дарвинистов (Н.А. Северцова, В.А. Вагнера).

Значительным событием в науке был выход в свет основного труда И.П. Павлова — «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных» (1923) и опубликование в том же году в «Русском физиологическом журнале» работы А.А. Ухтомского «Доминанта как рабочий принцип нервных центров».

В 20-х гг. формируется деятельностная концепция отечественной психологии, значительное развитие получают возрастная, детская и педагогическая психология (Л. С. Выготский, М.Я. Басов, А.Н. Леонтьев, А.А. Смирнов, П.П. Блонский, И.А. Соколянский и др.).

Активизировались тестовые исследования различных психический функций — памяти, интеллекта, внимания, скорости сенсомоторных реакций. Определялся необходимый уровень развития этих психических функций для успешного овладения различными профессиями.

Важнейшей отраслью психологии становится психотехника, изучавшая психологические аспекты профессиональной деятельности. Экспериментальная психология покидала академические лаборатории и внедрялась в различные практические сферы жизнедеятельности людей. Различные производственные и управленческие ситуации стали объектом лабораторного моделирования. На этой базе зарождались новые отрасли знаний — эргономика, инженерная психология.

В 1925 г. в Москве был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника. К работе в биопсихологической секции института были привлечены крупные психологи. За время существования (до реорганизации в 1929 г.) институт опубликовал около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.

Из наиболее значительных работ по судебной психологии 20-х гг. следует отметить работы К. Сотони, СВ. Познышева, А.Р. Лурии, А.Е. Брусиловского 7 . Были осуществлены массовые психологические обследования различных групп преступников — убийц, хулиганов, сексуальных правонарушителей и др. Исследовались проблемы исправительной психологии.

В 20-х гг. в нашей стране интенсивно развивается авиационная психология, изучающая психические особенности человека, управляющего сложной авиационной системой. Исследования в этой области велись С.Г. Геллерштейном, К.К. Платоновым, Н.Д. Заваловой. В этих исследованиях синтезировались достижения физиологии, медицины и психологии. Разрабатывались, методы алгоритмического анализа деятельности.

Под влиянием прагматических сдвигов изменялась и психологическая теория. Отпадали устаревшие, нежизненные схемы. Деятельность человека становилась главным объектом психологии. В отечественной психологии утверждается принцип деятельностного подхода к изучению психики человека.

Широко развертываются психолого-педагогические исследования Формируется новая наука о воспитании и обучении, основанная на естественнонаучных достижениях — педология. Исследуются поведенческие аспекты психологии.

В 20 — 30-х гг. ведутся широкие исследования в области патопсихологии и психотерапии (А.Р. Лурия, В.Н. Мясищев, К. К. Платонов), в сфере дефектологической психологии (Л.С. Выготский, Л.В. Занков, ИМ. Соловьев, Ж. И. Шиф). Значительные успехи были достигнуты в области педагогической и возрастной психологии (А.В. Запорожец, Н.А. Менчинская и др.), в области психофизики и психофизиологии (Е.Н. Соколов, СВ. Кравков и др.).

Попытки же создания марксистской социальной психологии (Рейснер, Войтуловский) были признаны неудачными и отвергнуты: идеологи тоталитаризма не допускали существования параллельных обществоведческих структур.

В 1930 г. был проведен первый Всесоюзный съезд по изучению поведения человека. (О внимании к проблеме поведения говорит уже то, что в работе съезда участвовало 3200 чел.) Было заслушано 170 докладов.

Рассматривая биосоциальную детерминацию поведения, участники съезда выступили с критикой буржуазных психологических школ: Была подвергнута критике и рефлексология. Концепция «поведенчества» стала считаться разновидностью буржуазной идеологии.

Возникла проблема «кризиса буржуазной психологии», актуализировалась необходимость «перестройки фундамента психологии». Усилилось внимание к сравнительной психологии.

Основателем отечественной сравнительной психологии был известный биолог и психолог В.А.Вагнер (1849 — 1934). Вагнер считал, что разумные формы поведения эволюционно связаны с инстинктивными формами поведения. Рассматривая развитие психики в филогенезе (историческом развитии), Вагнер установил генетическую связь отдельных ступеней эволюции («Возникновение и развитие психических способностей», 1924). Обострился интерес к генезису психических способностей и в процессе индивидуального развития в онтогенезе).

Фундаментальная теория происхождения и развития высших психических функций человека была разработана Л.С Выготским (1896 — 1934).

Опираясь на идеи сравнительной психологии, Л.С. Выготский начал свои исследования там, где сравнительная психология остановилась перед неразрешимыми для нее вопросами: она не могла объяснить феномен сознания человека. Формируется фундаментальная идея Выготского о социальном опосредствовании психической деятельности человека. Орудием этого опосредствования является, по Выготскому, знак (слово).

Применение знака, слова как специфически человеческого психического регулятора перестраивает все высшие психические функции человека. Механическая память становится логической, ассоциативное течение представлений — продуктивным мышлением и творческим воображением, импульсивные действия — действиями произвольными.

Выготский постулировал структурную аналогию между предметной и внутренней умственной деятельностью. Внутренний план сознания стал пониматься в отечественной психологии как деятельностно освоенный внешний мир.

В механизмах мозговой деятельности Л.С. Выготский усматривал динамические функциональные комплексы («Развитие высших психических функций», 1931).

Л.С. Выготский утверждал, что психическое развитие идет не вслед за созреванием, а обусловлено активным взаимодействием индивида со средой в зоне его ближайшего психического развития. На этих основоположениях формировалась отечественная психологическая школа.

С середины 30-х гг. развитие советской психологии резко затормозилось. Тоталитаризм, низведший человека до роли «винтика», не нуждался в психологической науке. В результате принятого в 1936 г. постановления ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» запрету подверглись все диагностические методы психологии, была разгромлена и запрещена психотехника, прекращено развитие психологии труда и инженерной психологии.

Был закрыт единственный в стране психологический журнал — «Психотехника», прекратили существование все прикладные отрасли психологии. Резко сократились исследования по психологии личности и поведения, закрылись исследования генетических предпосылок психики.

Влияние социальной среды на формирование психических качеств личности также не изучалось. До сих пор остаются малоисследованными социальные стереотипы, установки и ценностные ориентации различных социальных, культурных и этнических групп. Не исследовались такие психические явления, как агрессивность, конформность, внутриличностная и межличностная конфликтность.

Под запрет попала вся проблематика половых психических различий. Ортодоксально-оптимальной стала среднеполая, бесконфликтная, лишенная задатков и интеллектуальных особенностей модель усредненного «советского человека».

Были разорваны связи с дореволюционной и мировой психологической наукой. Но и на этом негативном фоне ведущие советские психологи создали отдельные фундаментальные труды, не утратившие значения и в наши дни. Среди них отметим «Способности и одаренность», «Ум полководца» Б.М. Теплова; «Проблемы формирования характера», «Человек как предмет познания» Б. Г. Ананьева; «Экспериментальные основы психологии установки» Д.Н. Узнадзе и др.

Концептуализация и систематизация психологических категорий была произведена С.Л. Рубинштейном (1889 — 1960) в его фундаментальном труде «Основы общей психологии» (1940). Основной исходный постулат С.Л. Рубинштейна: отражение реального бытия опосредовано конкретной деятельностью человека. Психика и деятельность едины — психика формируется и проявляется в деятельности.

Внешние воздействия упорядочиваются через внутренние факторы — цели, мотивы, установки. Внешние причины действуют через внутренние условия («Бытие и сознание», 1957). Все психические явления следует понимать как процессы — саморазвивающиеся динамические явления, порождающие соответствующие результаты — психические образы, понятия, принятие решений, регуляционные акты.

Психические процессы, в том числе и мышление, развиваются как деятельность субъекта с объектом, как система операций, обусловленная личностной мотивацией. В работе «Человек и мир» (1973) Рубинштейн постулирует: все бытие может быть понято только через человека.

Другой известный советский психолог — А.Н. Леонтьев (1903 — 1979), разрабатывая концепцию деятельностного подхода к психике, исследовал ее развитие в фило- и онтогенезе («Проблемы развития психики», 1959)В структуре деятельности Леонтьев исследовал взаимодействие ее компонентов — мотивов, целей и условий, а в структуре сознанияиерархию системообразующих его компонентов — систему значений и смыслов. Эту иерархию мотивационно-смысловых образований Леонтьев рассматривал в качестве базовой структуры личности («Деятельность. Сознание. Личность», 1975).

Исследования Выготского, Рубинштейна и Леонтьева оказали значительное влияние на развитие общей, детской и педагогической психологии (П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов и др.).

Источник:
Отечественная психология первой половины ХХ века
Формирование научной психологии в России связано со становлением русской нейрофизиологической школы. В 1863 г. был опубликован выдающийся труд русского физиолога И.М. Сеченова (1829 — 1905) "Рефлексы головного мозга". В этой работе Сеченов провозгласил: "Все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы"
http://hr-portal.ru/article/otechestvennaya-psihologiya-pervoy-poloviny-hh-veka

COMMENTS