Плата за страх

Плата за страх

Дата выхода в России (или в Мире): 15.04.1953

Дата выхода на DVD: 22.07.2004

Продолжительность: 2:19

Экранизация по произведению: Жорж Арно

В одном из нефтяных районов Гватемалы происходит авария на буровой установке, грозящая обернуться крупной катастрофой. Буровая скважина полыхает, как чудовищный факел, и, чтобы остановить пожар, необходим мощный направленный взрыв.
Четверым отчаянным добровольцам, вызвавшимся доставить взрывчатку к месту аварии, нефтяная компания обещает крупное вознаграждение. Риск велик, ведь при малейшем толчке цистерны с жидким нитроглицерином грузовик взлетит на воздух, но желающих рискнуть много: эта смертельная поездка – единственный способ заработать в нищем поселке. © Fast-Torrent.ru

Британская академия, 1955 год
Победитель (1):
Лучший фильм

Каннский кинофестиваль, 1953 год
Победитель (2):
Гран-при фестиваля
Особое упоминание

Берлинский кинофестиваль, 1953 год

Победитель (1):
Золотой Медведь

20 Дек. 2017 11:13

1909 kbps avg, 0.21 bit/pixel
Аудио: 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 2/0 (L,R) ch,

192 kbps avg (DUB.SSSR)
Перевод: Советский дубляж

Перевод: профессиональный (полное дублирование) Советский дубляж

Файл: Плата за страх — Le salaire de la peur (1953) BDRip 720p.torrent
Продолжительность: 02:28:09 ч.
Формат: MKV
Видео кодек: H.26x
Аудио кодек: AC3
Видео: 960:720 пикс., 5150 кбит. сек., 4:3, 23,976 кадра/сек
Аудио: Аудио1: AC3, 192 кбит. сек., 48.0 кГц, стерео — Советский дубляж, Prestige Cinema, Английский
Аудио2: AC3, 256 кбит. сек., 48.0 кГц, моно — оригинал (Французский)

1219 kbps avg, 0.16 bit/pixel
Аудио: 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 2/0 (L,R) ch,

256.00 kbps avg
Перевод:

В одном из нефтяных районов Гватемалы происходит авария на буровой установке, грозящая обернуться крупной катастрофой. Буровая скважина полыхает, как чудовищный факел, и, чтобы остановить пожар, необходим мощный направленный взрыв.
Четверым отчаянным добровольцам, вызвавшимся доставить взрывчатку к месту аварии, нефтяная компания обещает крупное вознаграждение. Риск велик, ведь при малейшем толчке цистерны с жидким нитроглицерином грузовик взлетит на воздух, но желающих рискнуть много: эта смертельная поездка – единственный способ заработать в нищем поселке. © Fast-Torrent.ru

Иногда просят вдруг найти старый фильм. Знакомые старшего поколения. Для них это важно. Прикосновение вновь.
Всё перерываю, но стараюсь найти, иногда бывают задачки ещё те, но вижу что человек искренне просит и надеется на чудо.
Кстати, одновременно можно делать и открытия лично для себя, «Хочешь найти что-то новое — вернись к упущенному. » . Как в этом случае.
Спасибо за AVI рип 1.45 ГБ для ретроманов [Цветная версия, Советский Дубляж] (1953) DVDRip от CGInfo.torrent

У многих людей поколения «дети войны» и т.п. не компьютерного но любознательного контингента киноманов.

из видеотехники старенький телевизор и обычный бытовой DVD плеер, более-менее жующий простенькие форматы, фильмы в авишках в среднем по 1.5 гектара на файл, самый идеальный вариант для их техники.
По два-три фильма на болванку в смотрибельном качестве — и человек счастлив )). Они видели когда-то трофейные или просто старые (ставшими ретро) фильмы в детстве или позднее, в то советское послевоенное время.
Когда предупреждаешь что качество звука или картинки не очень — машут рукой, мол да хоть как, главное слышно и видно. Народ этот непритязательный, не избалован HD и для них главное содержание, прикосновение к тому, о чём вспоминалось столько времени.

Фильмы производили на них впечатления и оставались в памяти все последующие годы. И вот, наступает час, когда у человека возникает идея вернуть то далёкое чувство, тот миг и т.п. В основном фильмы по ряду причин больше не показывались или их показ мог проходить где-то там мимо, не появляться в покате или на ТВ — не суть.
Благодаря интернету и разным неведомым добрым людям, которые собирают позабытые страницы истории кинематографа, стало возможным то, что казалось уже недосягаемым и потерянным навсегда.

Источник:
Плата за страх (1953) (Le salaire de la peur)
В одном из нефтяных районов Гватемалы происходит авария на буровой установке, грозящая обернуться крупной катастрофой. Буровая скважина полыхает, как чудовищный факел, и, чтобы остановить пожар, необходим мощный направленный взрыв. Четверым …
http://pickfilm.ru/film/plata-za-strah.html

Плата за страх (1953)

Текст книги «Роман и Ольга — Александр Бестужев-Марлинский»


Автор книги: Александр Бестужев-Марлинский
Жанр: Литература 19 века, Классика

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Александр Александрович Бестужев-Марлинский

Течение моей повести заключается между половинами 1396 и 1398 годов (считая год с первого марта, по тогдашнему стилю). Все исторические происшествия и лица, в ней упоминаемые, представлены с неотступною точностию, а нравы, предрассудки и обычаи изобразил я, по соображению, из преданий и оставшихся памятников. Языком старался я приблизиться к простому настоящему русскому рассказу и могу поручиться, что слова, которые многим покажутся странными, не вымышлены, а взяты мною из старинных летописей, песен и сказок. Предмет сей книги не позволяет мне умножить число пояснительных цитат, но читатели, Для проверки, могут взять 2-ю главу 5-го тома «Истории государства Российского» Карамзина, «Разговоры о древностях Новагорода» [1] преосвященного Евгения и «Опыт о древностях русских» Успенского. (Примеч. автора.)

Зачем, зачем вы разорвали

Союз сердец? «Вам розно быть! – вы им сказали. –

Всему конец!» Что пользы в платье золотое

Себя рядить? Богатство на земле прямое [2]

Одно – любить! Жуковский

– Этому не бывать! – говорил Симеон Воеслав, именитый гость новогородский, брату своему. – Не бывать, как двум солнцам на небе. Правда, твой любимец, Роман Ясенский, хорош и пригож, служил верой и правдой Новугороду, потерпел много за Русь святую; горазд повесть слово на вечах, в беседах; удал на игрушках военных [3] и на все смышлен, ко всем приветлив… Одна беда, – примолвил Симеон, с гордостью перебирая связкою ключей на поясе, – он беден, стало быть, не видать ему за собой Ольги.

– Брат Симеон! сердце не слуга, ему не прикажешь!

– Зато можно отказать. С этого часу запрещаю Ольге и мыслить о Романе, а ему – ходить ко мне. Я хочу, чтоб она думала не иначе, как головою отца да матери: жила бы по старине, а не по своей воле, и не подражала бы чужеземным, привозным обычаям. Правду молвить, в этом первою виной…

– Если б не торговые выгоды! – прервал Юрий, с усмешкою разглаживая усы свои.

– Да, да, если б не торговые выгоды! – отвечал Симеон, тронутый таким замечанием. – Выгоды, которые сделали меня первым гостем новогородским.

– И всегда и навсегда напрасно: Ольга не изберет другого, если ты не выберешь ею избранного. Брат и друг! ты хорошо знаешь свои счеты, но худо страсти людские. Ольга может в твою угоду скрыть слезы свои, но эти слезы сожгут ее сердце, и она безвременно увянет, как цвет, иссохнет, как былинка на камне. Не делай же ее несчастною, не заставь крушиться родных на твое позднее раскаяние. Послушай совета от друга и брата, чтоб после не плакаться богу; исполни мою просьбу, а молодых мольбу – отдай Ольгу Роману.

Слово совет пробудило гордость Симеонову.

– Побереги эти советы для детей своих! – сказал он, нахмурив брови, чтобы под суровостию чела скрыть слезы, навернувшиеся на глазах от речи Юрия. – Старшему брату поздно жить умом младшего.

Долго длилось молчанье. Юрий, недовольный худым успехом сватовства, видел, что он оскорбил самолюбие брата. Симеон досадовал на него за противоречие, а на себя – за помин о старшинстве. Один глядел в косящатое окошко [4] , другой играл кистью своего узорчатого кушака; оба искали слов к разговору и не находили. Наконец нетерпеливый Юрий решился избавить себя и брата от затруднения уходом.

– Прощай, братец! – тихо сказал он, снимая со стопки бобровую свою шапку.

– С богом, Юрий! Но почему ты не остаешься здесь ужинать? Я попотчую тебя стерлядью и славным випом заморским.

– У тебя ль, Симеон, нет золота? – возразил брат его, Юрий Гостиный, сотник конца Славенского [5] . – Тебе ли желать богатого зятя, когда ты можешь устлать деньгами всю дорогу его к церкви венчальной?

– Но кто мне порука, что не деньги влекут Романа к моей дочери?

– Его чувства, Симеон, его поступки: кто бескорыстно принес в жертву родине свою кровь и молодость, кто первый запалил наследственный дом, чтоб он не достался врагам Новагорода, тот, конечно, не променяет души на приданое!

– Так не хочешь ли, братец любезный, чтоб я бросил мою лучшую, заветную жемчужину в мутный Волхов, чтоб я отдал мою дочь за человека, у которого нет три-девяти снопов для брачной постели [6] , у которого и любимый конь пасется муравою приятелей! Моей ли Ольге он чета? У нее корабли в море, у него – журавли в небе.

– Брат! не порочь доброго гражданина! Сердце Романово стоит твоих мешков с золотом, и в его жилах течет нехудая кровь детей боярских: племяннице моей не стыдно сложить руку с рукою правнука Твердиславова. [7]

– Да будь он потомок самого Вадима [8] , и тогда без золотого гребня не расплести ему косы моей Ольги и своей славной саблей не отворить кованого ларца с ее приданым!

– Чудный человек! ты ищешь за свое добро купить себе горе, а дочери несчастье. Ольга любит Романа; ее слезы…

– Слезы – вода, а про любовь ее, задуманную без моего согласия, не хочу я и слышать.

– Если б даже ты угостил меня княжескими павлинами, я не останусь: тоска племянницы отравит редкие твои яствы и дорогую мальвазию… [9]

– Вольному воля! – повторил раза два Симеон, провожая брата. Задумавшись, сел он под божницей, блестящей золотыми окладами и венцами старинных икон, изукрашенных камнями самоцветными. Сватовство Романа не выходило из его головы: участь дочери лежала на сердце; гордость боролась с отеческою любовью. Больше всего на свете любил Симеон Великий Новгород, но больше всего уважал богатство, и потому-то человек, не отличенный еще согражданами, не наделенный счастием, с своими заслугами и достоинствами, казался ему ничтожным. К этому присовокупилась давняя досада за противность на вече, где Роман сильно опровергал его мнения. Симеон скоро увидел истину; но старые люди редко ее прощают юношам. Расчетливость не охладила в нем чувств, но тщеславие заставило желать для дочери жениха именитого и богатого; судьба Романа решилась. Симеон не любил говорить дважды.

«Брат посердится и уймется, – думал он, – а любовь девушки – лед вешний: поплачет она, поскучает… и другой жених оботрет ее слезы бобровым рукавом шубы своей!»

Бледен как полотно, выслушал Роман из уст Воеслава приговор свой. Добрый Юрий был ему вместо отца родного; он старался смягчить отказ словами ласковыми, льстил надеждой далекою; но мог ли обольстить несчастливца! Сердце влюбленного чутко, взоры его необманчивы; Роман издалека прочитал беду на лице благодетеля. В исступлении немого отчаяния, вперив неподвижные взоры на дверь, долго сидел он на лавке дубовой, ничего не видя и не слыша. Горькие вздохи вздымали грудь, занимали его дыханье; наконец природа взяла верх: в два ключа брызнули слезы из очей юноши; он, рыдая, упал на грудь великодушного друга.

В те времена добрые люди не стыдились еще слез своих, не прятали сердца под приветной улыбкою: были друзьями и недругами явно. Воеслав плакал вместе с Романом, и благодарная душа его как будто утешилась росою отрады.

Уста раскрыв, без слез рыдая,

Сидела дева молодая;

Туманный, неподвижный взор

Безмолвный выражал укор. [10]

Неустрашимость мужчины вливает в грудь девушки какое-то возвышенное к нему уважение. Соучастие дружит, сближает с страдальцем, и любовь, как тиховейный ветер, закрадывается в душу. Пленили Ольгу повести богатырские; но что было с нею, когда Роман садился за звонкие гусли и под говор струн запевал томную песню! Его голос казался тебе, красавица, отголоском тайных чувств твоих; твоя душа сливалась и замирала с звуками любовных припевов; ты млела в каком-то сладостном забытьи, и долго-долго слышались тебе отрадные звуки знакомого голоса, и взоры певца ласкали, проницали сердце. «Неужель все то правда, что поется в песнях?» – не раз спрашивала Ольга у добродушной няни своей.

«О, конечно! – отвечала няня. – В сказке – басня, а в песне – быль».

И вслед за тем запевала она любимые песни Ольгины, сложенные Романом, и – неопытная предавалась страсти злосчастной и с потворством внимала шепоту сердца, которое от часу громче твердило: «Люблю, люблю Романа!» Ты спознала, непреклонная красавица, грусть и сладкие вздохи, и неясные желания, и, в награду бессонницы, сны, украшенные образом незабвенным. Да и кто ж, коль не он, ей суженый? Разве даром ей явился Роман в зеркале, разве даром приснился о святках, накануне крещенья, и перевел, как наяву, через мост свадебный? Неужели лучший вещун – сердце ее обмануло.

Так лелеяла надежды свои невинная Ольга; но жребий судил иначе… Вечерел ясный день рюэня [15] . Ольга задумчиво сидела под густою яблонью, в тенистом саду отеческом. Вдруг затрещал частокол высокий, кто-то спрыгнул с него; еще миг – и Роман очутился перед испуганною Ольгою.

– Не беги, не пугайся, не гневайся, милая! – говорил он, схватив ее за руку. – Выслушай твоего верного Романа. Моя жизнь, мое счастие от того зависят.

Красавица вырывалась напрасно; рассудок советовал ей: «Беги!», сердце шептало: «Останься!» «Что скажут добрые люди?» – повторял разум. «Что станется с милым, когда ты скроешься?» – замечало сердце. Еще борьба страха и стыдливости не кончилась, а Ольга нехотя, сама не зная как, сидела уже с Романом рука об руку и пленительным голосом любви упрекала любезного льстеца в безрассудстве.

– Ольга, – сказал тогда Роман, – я принес весть нерадостную: я сватался, и мне отказано! Жить без тебя я не могу, и когда твоя любовь не одни пустые речи, бежим к доброму князю Владимиру [16] : у него найдем приют, а в сердцах своих – счастье. Решайся!

Поражена, изумлена вестью и предложением Романа, безмолвна сидела Ольга. Все кончилось! Все мечты, любимые подруги сердца, погибли. Исчезла радость навек, будто павшая звезда, и так безнадежно, так неожиданно! Долго бушевали страсти в груди ее; долго тускнело зеркало разума под дыханием отчаяния; наконец ужасающая мысль о побеге возбудила внимание Ольги.

– Бежать, мне бежать! – воскликнула она, рыдая. – И ты, Роман, мог предложить средство, позорное для моего роду и племени, пагубное для меня самой! Нет, ты не любил Ольги, когда забыл о ее доброй славе, о чистоте ее совести. Бежать! Совершить дело неслыханное, бросить край родимый, обесславить навек родителей, прогневать бога и святую Софию! Нет, Роман, нет, отрекаюсь любви, если она требует преступлений, и даже тебя, тебя самого.

Слезы прервали речь ее.

С нахмуренным челом, блуждая окрест сверкающими взорами, внимал вспыльчивый Роман укорам девы.

В пылу гнева Роман не внимал умоляющему голосу Ольги, но, излив словами сердце, он увидел слезы ее; они потушили исступление. Ярость исчезла, как тающий снег на раскаленном железе.

– Неблагодарный друг! – говорила красавица. – И ты мог подумать, мог вымолвить, что я разлюбила тебя! Надеялась ли я когда-нибудь слышать упреки за справедливость? думала ли получить такую награду, когда твои вздохи волновали грудь мою, когда по целым часам я внимала взорами тайному разговору ясных очей твоих. А теперь!

– Прости, прости меня, бесценная. – повторял тронутый Роман, целуя хладную ее руку…

Невольно склонилась девица на кипящую грудь юноши; щеки обоих горели румянцем, и первый сладостный поцелуй любви запечатлел примирение.

– Жить и умереть с тобою! – тихо произнесла Ольга, и все жилки Романа затрепетали чувством неизъяснимым.

Души пылкие! вам они понятны: вы изведали сии волшебные мгновения, когда каждая мысль – радость, каждое ощущение – нега, каждое чувство – восторг!

– Через три дня, в праздник пятилетия мира с немцами, в час полуночи, я буду ждать милую Ольгу под окошком садовым; борзые кони умчат нас отсюда, суматоха праздничная поблагоприятствует побегу, и на берегу чуждой реки найдем мы покой и счастие и, может статься, дождемся благословения отеческого.

Роковое да! излетело со вздохом. Любовники поцеловались еще и еще раз. Прощальные слезы сверкнули – Роман удалился.

Они в ручной вступили бой,

Грудь с грудью и рука с рукой.

От вопля их дубравы воют,

Они стопами землю роют. [17]

Наступил день праздника.

Веселый звон колоколов огласил воздух, и Новгород, запестрел народом; собираются стар и мал: граждане в церковь Софийскую, немцы к св. Петру. Громогласно читают договорную мирную грамоту с рижанами и Готским берегом [18] ; молебствие отходит, и все спешат от обедни к обеду на городище. Сановники за столами браными ждут гостей, гости ожидают друг друга, И вот уже посадник приветствует купцов ревельских, любских, армянских, союзников литовцев, земляков россиян. Владыко благословляет яствы, гремит труба, и все садятся: богач подле бедного, знатный с простолюдином, иноверец рядом с православными. Всё смешано, все дышат братством и дружеством; благодатное небо раскинуто одинаково над всеми. Казалось, тогда обновился пир Изяслава [19] , князя, любезного народу, угощавшего на этом же месте любимый народ свой.

Протекли с того дня три века; изменились князья Новагорода; зато новогородцы остались те же. По-прежнему шумны как липец [20] , по-прежнему гнев их сердец опадает как пена, и незлопамятная рука новогородца охотно покидает меч для кубка мирового, и недруги садятся друзьями за гостеприимный стол, за хлеб-соль русскую.

Текут часы, течет вино рекою, и заздравный рог кружится между гостями, и цветные наливки румянят ланиты пирующих. Смех и шум возвещают конец обеда. Встают – и веселые, живые песни раздаются по берегу.

– Милости просим, алдерман [21] Бруно, фогт фон Роденштейн, и все господа рыцари немецкие и все ясные паны Литвы! – говорил ласковый Юрий Воеслав приезжим. – Милости просим послушать песенок русских; певец Роман, верно, не откажется потешить дорогих гостей наших.

Любопытные стеснились в кружок. Роман настроил гусли, робко окинул взором собрание и запел о любви дочери Ярославовой Елисаветы к смелому Гаральду [22] , витязю Скандинавии, изгнаннику, великодушно принятому при дворе новогородском. «Князь, – говорил ему мудрый Ярослав, – ты мил моей дочери, этого довольно – меняйтесь сердцами и кольцами, но знай, что одними песнями не купишь руки Елисаветиной, покуда слава не будет твоею свахою». «Иди и заслужи меня!» – произнесла полумертвая княжна, и Гаральд полетел в Грецию, сражался годы за св. крест, побеждал, потому что любил, и, презрев страсть императрицы Зои, с верною дружиною варягов, между тысячами опасностей, возвратился к Новугороду и корысти, и славу, и почести поверг к ногам верной Елисаветы.

Вдруг затихли живые струны, и светлая дума минувшего налетела на кругстоящих. Роман, зарумянясь будто красная девушка, внимал похвалам и плескам всеобщим. Как подстреленный орел рвется в путах, завидя добычу, так билось в груди юноши сердце, когда в княжем саду увидел он Ольгу, когда заметил на лице ее улыбку одобрения; он был счастлив!

– К играм, к играм! – прокликнул бирюч [23] , скача на татарском коне по набережной, звуча по временам в трубу серебряную.

– Прекрасны ваши брони, – говорили, поднимая их, новогородцы, – но для нас несручны: русский не согласится сидеть, будто в засаде, в таком панцире и, как в тюрьме, дышать божьим воздухом сквозь решетку!

Литовские пятигорцы [26] на резвых конях взнеслись на площадь. Их было трое; легкие кольчуги облекают стан до колена, медвежьи шкуры веют на левых плечах, орлиные крылья шумят за спиною. Бобровые прильбицы [27] надвинуты на брови; кривые сабли их бренчат; мелькают копья, увенчанные полосатыми значками; высоки сафьянные седла их, убитые золотом, увешанные корольковыми кисточками [28] и ременными плетнями; лядунки [29] с снарядом огнестрельным висят на правом боку; фитили курятся в жестяных трубках. Они гарцуют и с воплем скачут по полю, крутят дротиками, мечут и ловят их на полете или, покинув повода на шею послушных бегунов, берутся за едва виденные дотоле самопалы [30] и, как Перуном, разят перелетных ласточек и дивят народ своим проворством.

– Удалы наездники! – говорят про них меж собою новогородцы. – А не раз случалось нам щипать этих орлов задвинских.

– Граждане! – сказал посадник Тимофей собравшемуся народу, – послы князей Василия Димитриевича [32] и Витовта, сына Кестутиева, привезли грамоты о делах важных и неотлагаемо хотят вручить их новогородскому вечу. Когда и как дозволите вы явиться им перед собою?

– Теперь, сейчас! – воскликнули тысячи. – Допускаем их поклониться святой Софии и по старине справить свое посольство.

Послы явились. Московский боярин Константин Путный взошел на крыльцо с обнаженною головою, поклонился народу и читал:

– «Василий Димитриевич, великий князь Московский, Суздальский, Ниже – и Новогородский и всея Руси, шлет поклон своим верным людям новогородцам. Вложив меч в ножны, после кары строптивых городов ваших, я три года жду покорности новогородской митрополиту Москвы [33] , – жду и не дождусь. Ужели вечно раздумье ваше? Знайте ж, что мое терпение не вечно. Это старое; желаю иного. Немцы усиливаются и богатеют в ущерб православным: обрывают соседние союзные области и из вашего железа куют стрелы на русских. Призванный на княжение по роду, я и по сердцу блюду моих подданных и обязан предупредить вас от зла, тем вреднейшего, чем более оно похоже на пользу. С тестем Витовтом мы ссудили войну Ордену меченосцев; требуем того же от Новагорода».

Еще не смолк гул изумления, когда литовец Ямонт гордою поступью вышел на средину и громко вещал:

– «Новогородцы! вас приветствует Витовт, князь Чернигова, князь Белой и Червонной Руси, земли витязей и всей Литвы. Я с вами в мире, а вы с врагами моими, рыцарями, в дружбе и совете. Принимаете и жалуете моих беглых мятежников [34] . Так ли поступают союзники? Так ли платят за ласку нового брата по вере, у которого с вами одни друзья, одни враги? Новогородцы! хочу знать решительно, меня или магистра предпочитаете? Если его, то вспомните, что Витовт не за горами и болота не щит Новугороду. Ваши леса склонятся мостом для моих бесстрашных; я пущу огнь и меч по вашей волости и подковами вытопчу нивы. Мой зять, а ваш государь седлает коня заодно со мною. Выбирайте: жду ответа!»

Невнятное жужжанье негодования пронеслось в толпе народной. Один из старших посадников [35] проводил послов до посольского дома. Граждане, по обычаю, остались судить о слышанном. Епископ, после краткой молитвы, благословил всех на правое совещанье о святом деле родины. Все сановники удалились, ибо старинный закон запрещал им присутствовать на вечах, дабы уничтожить влияние власти. Как море, шумело собрание: разногласие волновало умы; наконец огнищанин Иоанн Завережский, муж правдивый, но миролюбный, взошел на ступени и громко спросил позволения вымолвить слово; ему позволили, и вот что говорил он:

– Правда, правда! – закричали многие. – Куда нам ведаться с двумя сильными врагами?

Тогда, кипя досадой и гордым мужеством, Роман просил слова.

– Говори! – зашумели все. Роман говорил:

Громкие знаки одобрения заглушили речь Романа. Когда утихло, он продолжал:

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Источник:
Текст книги — Роман и Ольга — Александр Бестужев-Марлинский
Читать книгу Роман и Ольга Александр Бестужев-Марлинский — страница 1 текста книги : Все исторические происшествия и лица, в ней упоминаемые, представлены с неотступною точностию, а нравы, предрассудки и обычаи изобразил я, по соображению, из преданий и оставшихся памятников. Языком с
http://iknigi.net/avtor-aleksandr-bestuzhev-marlinskiy/43806-roman-i-olga-aleksandr-bestuzhev-marlinskiy/read/page-1.html

Плата за страх (1953) (Le salaire de la peur)

У нас не только качают через ТОРРЕНТ, но и смотрят ОНЛАЙН!

Фильм: Плата за страх
Оригинальное название фильма: Le salaire de la peur
Год выпуска фильма: 1953
Жанр : триллер, драма
Режиссер : Анри-Жорж Клузо
В ролях : Ив Монтан, Шарль Ванель, Петер Ван Эйк, Фолько Люлли, Вера Клузо, Антонио Чента, Луиш ди Лима, Йо Дест, Дарио Морено, Уильям Таббс.
Выпущено : Франция, Италия
Продолжительность : 02:28:09
Перевод : Профессиональный (дублированный) — Советский дубляж + Профессиональный (многоголосый закадровый) — Prestige Cinema
Версия: director’s cut

Качество: HDRip-AVC
Размер: 2.91 GB

О фильме: Четыре смельчака, оказавшиеся с пустыми карманами в небольшом городке, расположенном в центре Латинской Америки, от безвыходности решают в драматической киноленте «Плата за страх» взяться за смертельно опасную работенку. Им обещают заплатить две тысячи американских рублей, если тем удастся доехать на двух грузовых машинах, доверху набитых опасным взрывчатым веществом — нитроглицерином, до нефтяных скважин, находящихся на расстоянии около четырехсот восьмидесяти километров от города. В этих местах нитроглицерин очень полезен, он используется при ликвидации масштабных пожаров, однако при неосторожной перевозке он может взорваться.

Источник:
У нас не только качают через ТОРРЕНТ, но и смотрят ОНЛАЙН!
О фильме: Четыре смельчака, оказавшиеся с пустыми карманами в небольшом городке, расположенном в центре Латинской Америки, от безвыходности решают в драматической киноленте Плата за страх вз
http://freshkino.com/7725-skachat-film-plata-za-strax-1953-besplatno.html

COMMENTS